Скандал вокруг Кокорина и Мамаева: как следует наказать футболистов-хулиганов? И что бы ждало их за подобные выходки на Западе? Гость Анны Шафран в студии "Вестей ФМ" – политолог, кандидат политических наук, член-корреспондент Академии военных наук Сергей Судаков.

ШАФРАН: Есть ощущение, что у нас в обществе глобальный рассинхрон в сознании. Потому что вроде как с одной стороны все осуждают и возмущаются, а с другой стороны, откуда берутся такие персонажи? Ну, ладно, отец… Ну, может быть футбольный клуб "Урал" – уважаемый клуб, и дай бог чтоб у них дела шли хорошо, но президент клуба "Урал" Григорий Иванов высказался тут тоже, говорит, готов приобрести Кокорина и Мамаева в случае, если они станут свободными агентами. Он говорит: "Ребята всю жизнь отдали футболу, даже если их сейчас накажут по уголовной статье, почему их отлучать от спорта на всю жизнь? Они же не на поле всё это совершили". Вот понимаешь, в чём?

СУДАКОВ: Блестящая позиция!

ШАФРАН: То есть выходит, что к ним можно относиться не как к хулиганам, во-первых, а как в "ребятам".

СУДАКОВ: Да, хорошие ребята.

ШАФРАН: Они же не на поле это всё творили, они это творили вне поля. То есть можно быть подонком, уродом, гадом, вообще самой последней тварью, делать всё, что хочешь, но…

СУДАКОВ: Не на футбольном поле.

ШАФРАН: …Ведя себя при этом хорошо на футбольном поле. И тут у человека в голове как бы ничего не щёлкает, что вообще-то спорт он существует изначально для чего? У нас же совершенно сместились все какие-то представления о разумности. Ну, для чего нужен спорт изначально? Для того чтобы как бы быть здоровым. Для того, чтобы нация была здоровой, для того, чтобы дети смотрели на примеры, росли, ровнялись и так далее.

СУДАКОВ: И нация ещё должна быть сплочённой. Дело в том, что спорт нас сплачивает. Спорт даёт определённый авторитет, спорт даёт определённое направление, как следует поступать. Когда мы смотрим на атлета, не на человека, который покрыл себя всего татуировками, и не понятно, похож он на человека или не на человека, а наоборот у нас классический образ атлета. Если вы вспомните 40-е, 50-е, 60-е, 70-е годы, все хотели равняться на спортсменов, потому что смотрели на них, как на определённое олицетворение мощи, силы, грации и честности, и всегда говорили о том, что честь имею. И наш любой спортсмен мог сказать: "Да, я честен, и у меня есть эта честь".

Но когда мне говорят о том, что, знаете, человек может любому сломать голову, шею или кто-то не понравился ему в машине, так надо просто этого человека избить, а потом мы видим, что этот человека, оказывается, является профессионалом, а так как он профессионал в своей дисциплине, он потратил 30 лет своей жизни, якобы, на то, что он гоняет мяч, он является неприкасаемым. Да неправильно это! Попросту неправильно. Не на таких мы должны равняться, мы должны таких выгонять, и такие люди должны становиться изгоями. Я считаю, что изгой – это самое лучшее, что может быть для них. Потому что вам не нужно племя людское, вам нужно ехать на необитаемый остров, вам нужно оставаться где-нибудь в Гуантанамо, вы найдёте своих. Вы можете за колючей проволокой гонять мячик, вы станете звёздами на зоне, у вас будет блестящая карьера, и вы будете там гонять свой мяч. Но с нами не надо! Потому что когда вы выйдете, люди будут бояться сесть с вами рядом за стол, потому что вдруг вы опять начнёте распускать руки или ноги. Вы же специалисты, вы же спортсмены. Я считаю, что всё-таки народное порицание должно прийти всё-таки в настоящую уголовную статью, и эти люди должны заниматься футболом за решёткой.

Также в программе:

крах американской военной стратегии.