Главный закон страны – прошлое, настоящее, будущее: об истории и перспективах российской Конституции в день 25-летнего юбилея поговорили с политологом Константином Костиным.

Ведущая – Анна Шафран.

ШАФРАН: Мы не устаем повторять тезис о том, что Конституция все же – не священная корова, и, наверно, геополитические обстоятельства диктуют свои условия, и, может быть, сегодня настал уже тот самый момент, когда мы должны посмотреть правде в глаза, систематизировать полученный опыт за 25 лет и принять некоторые фундаментальные решения.

КОСТИН: Какие, например?

ШАФРАН: Например, по части примата народного права над национальным. Как полагаете?

КОСТИН: Там нет такого. Это, опять же, тот же миф про конституцию.

ШАФРАН: Как же?

КОСТИН: Ну, как? Если мы заключаем договор. Мы по доброй воле заключаем какой-то договор, из которого мы, кстати, можем выйти, но мы тогда берем на себя обязательства этот договор соблюдать. Никаких проблем. Но мы заключили международное соглашение – например, о сокращении тех или иных вооружений, мы должны его соблюдать, хотя в Конституции есть статья, что мы должны всеми силами обеспечить безопасность государства.

ШАФРАН: А как, например, быть с Европейским судом по правам человека, который в последнее время усиленно принимает решение политизированные и явно направленные против Российского государства?

КОСТИН: Здесь тоже наша оппозиция всегда неправильно трактует решения этого суда. Суд не может вмешиваться в работу суверенной судебной системы, в том числе международной. Он может давать некую оценку в части, касающейся определенных прав гражданина – права на доступ к правосудию, на справедливое рассмотрение в суде. И все. Они не могут отменять решения судов. Они могут говорить, что вот, возможно, здесь при рассмотрении вот это обстоятельство не было учтено. И все. Но могут оштрафовать. Но это соглашением мы сами подписали. Мы можем выйти также легко в какой-то момент. Здесь нет какого-то примата международного права, у нас некоторые "диванные патриоты" абсолютизируют эту историю, вводя в заблуждение граждан. Мы в любой момент выходим из этого соглашения и все.

ШАФРАН: Но получается так, что те решения, которые принимает Суд по правам человека, накладывает на Российскую Федерацию обязанность выплачивать какие-то там штрафы.

КОСТИН: Слушайте, если вы вступаете в определенную систему отношений, там есть и штрафные санкции. Но когда это решение о том, что мы все-таки подпишем это соглашение и признаем этот суд, его решения в том числе в отношении процессов, которые рассматриваются в Российской Федерации, мы таким образом хотели развивать собственную систему, чтобы у людей была дополнительная гарантия защиты. То, что там часто принимаются политизированные решения – да, это настораживает. Да, это, возможно, основания для того, чтобы пересмотреть. Но это не незыблемая вещь. Каждый из этих законов – гораздо слабее, чем конституция. И, кстати, у нас конституция менялась – число субъектов изменилось в 2014 году.

Полностью слушайте в аудиоверсии.