Теракты в Париже: удастся ли странам сплотиться? Саммит G20 в Анталье. Гость - политолог и журналист Михаил Леонтьев.

Ведущие "Вестей ФМ" – Дмитрий Куликов и Ольга Подолян.

Подолян: Давайте продолжим голосование, уважаемые радиослушатели. Как вы считаете, удастся ли сплотиться странам мира для борьбы с терроризмом или собственные государственные геополитические интересы и амбиции помешают этому?

Куликов: Миш, к тебе сразу вопрос по голосованию, не только к слушателям.

Леонтьев: Дурацкий вопрос, на самом деле. Это что, первый теракт на свете? Или последний? И чего это они до сих пор не сплотились, а теперь вдруг ни с того, ни с сего сплотятся? Что такого произошло необыкновенного, что бы сейчас сплотились, а раньше не сплачивались? Естественно, какие-то рефлекторные действия, изображающие видимость сплочения, будут произведены, вот и всё. Но это же совершенно абсурдное заявление о том, что не бывает хороших террористов, значит, есть только плохие террористы. У всех свои террористы. Это же правда. О чём речь.

Вот курды - они террористы? Вот только недавно господин Эрдоган выступил с заявлением, что двойные стандарты... ну, такое совершенно в нашем духе. Но он имел в виду курдов. Как же так, вот курды - они хорошие террористы, а ИГ - плохие террористы? Но у него есть хорошие террористы ИГ, которыми, собственно, руководят турецкие спецслужбы на самом деле, и вся их высокая эффективность связана с профессиональной подготовкой турецких специалистов. Так же, как и финансовое положение связано с тем, что экспорт нефти, перепродажу, осуществляют хорошие турецкие фирмы, к которым имеет отношение непосредственно сын Эрдогана. Основной оператор этого процесса.

Куликов: Мы с тобой политологи, но люди от нас не отстают, и мы не случайно этот вопрос, о котором ты сказал дурацкий, поставили, потому что...

Леонтьев: "А люди всё роптали и роптали, А люди справедливости хотят".

Куликов: Есть же такой мем: вот сейчас откроются глаза, что-то произойдёт. Но большинство наших слушателей...

Леонтьев: Ничего ни у кого не откроется. И это не первый теракт в истории человечества. Не первый и не последний. И не за последние 10, 200, 500, 1000 лет. И ни у кого ничего не откроется, потому что у всех всё давно открылось. Все всё прекрасно знают. Циничный подход к использованию тех или иных инструментов. Можно, конечно, впадать в детство. Опять же, мы приходим к тому же самому - к демократии. Эти люди, которые справедливости хотят, они еще хотят при этом - некоторые, не все, слава богу, - власти. Но власть и население - вещи противоположные. Власть всегда отделена, иначе это не власть. Это называется "тушите свет".

Куликов: Но когда Черчилль говорил о том, что демократия имеет преимущество, он-то другую демократию имел в виду. Когда она была цензовой, ограниченной. И когда группа властвующих была достаточно узким кругом ограниченных людей, они властвовали внутри себя демократично.

Леонтьев: Вопрос механизма реализации ценза. Прямое всеобщее избирательное право - самая цензовая форма демократии, которая может быть. Формальные цензы всегда легальны, и ты можешь их легальным образом преодолеть.

Куликов: Видеть, контролировать и преодолевать.

Леонтьев: Например, если у тебя есть имущественный ценз, то ты можешь этот имущественный ценз преодолеть, предъявив имущество.

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Смотрите видеотрансляцию из студии "Вестей ФМ"