Газовая политика России. Гость – гендиректор Фонда национальной энергетической безопасности, первый проректор Финансового университета при правительстве РФ Константин Симонов.

Ведущие "Вестей ФМ"Дмитрий Куликов и Ольга Подолян.

Куликов: Доброе утро, Константин. Спасибо, что пришли к нам в эфир, потому что то, что разворачивается вокруг газопроводов, нефтепроводов, мне кажется, это нужно обсуждать отдельно. Вот господин Байден приезжает в Швецию и рассказывает, что Швеция, оказывается, – единственная надежда Соединенных Штатов в большой геополитической игре, потому что если Швеция не запретит "Северный поток-2", то не совсем понятно, на кого еще тогда Байдену надеяться. Что происходит в этой большой трубопроводной игре? И удастся ли им выдавить нас с западноевропейского рынка? Об этом же разговор.

Симонов: Да, хороший вопрос. Действительно, давайте обсудим заявление Байдена, о котором вы говорите. Оно достаточно показательно. Почему? Потому что Байден тут же еще сказал, что энергетика не должна использоваться как инструмент политического давления, что совсем уже смешно, потому что человек занимается политическим давлением и при этом говорит, что ни в коем случае этого делать нельзя. На самом деле мы действительно имеем дело с открытой политический позицией, которая заключается в том, что России нельзя разрешить строительство инфраструктуры. Причем совершенно не понятно, какие здесь есть аргументы с точки зрения этой позиции, когда нам все время говорили, что Запад – это цивилизованный игрок, он живет по правилам, у него есть четкие регламенты, процедуры, а Россия – это дикая страна, которая живет по понятиям. И вот как мы начинаем жить по этим правилам, процедурам...

Я напомню, что "Северный поток" существует в двух нитках. Первая фаза этого проекта закончена. Это две морских нитки, которые полноценно функционируют уже четыре года. Они полностью выполнили там все необходимые процедуры согласования, с той же Швецией. Напомню, что "Северный поток" проходит по акватории трех европейских стран – это Швеция, Финляндия и Дания. Если посмотреть на карту, то вы поймете, что из Балтийского российского моря по-другому не выйдете, кроме, как через пролив. И мы вынуждены были получать эти разрешения, и получили их. Хотя я прекрасно помню, когда разговор начинался о "Северном потоке-1", скажем, украинские коллеги тогда заявляли (европейские тоже, но украинские наиболее эмоционально), что "Северный поток" никогда не будет построен, потому что ни одна из скандинавских стран – особенно Швеция – никогда не дадут разрешение на это строительство. Но оказалось, что когда вы следуете процедуре, а там, собственно, они не могли не дать разрешение, кроме как по экологическим обоснованиям...

Куликов: Так они и сейчас об этом говорят. Должное лицо Швеции сказало, что с радостью, но дайте же мотив какой-нибудь.

Симонов: Вот о том мы и говорим. На самом деле ситуация простая: если Швеция не даст разрешения, это будет означать, что они сами нарушают и грубо нарушают те нормы, которые устанавливают и которыми гордятся, называя себя странами правового пространства. Но если же они будут следовать этим правовым нормам, они просто не могут не дать нам разрешения, потому что никаких в реальности экологических зацепок там не существует, потому что две нитки "Северного потока" уже четыре года работают полноценно, никаких там не было ни аварий, ни инцидентов. Более того, компания, которая управляет этим проектом, по понятным причинам, очень тщательно подходит к процедуре ремонтов.

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Смотрите видеотрансляцию из студии "Вестей ФМ"