План Юнкера по поводу будущего ЕС. Предвыборная обстановка в Германии. Гость - завкафедрой политики ЕС МГИМО Олег Барабанов.

Ведущие "Вестей ФМ"Дмитрий Куликов и Ольга Подолян.

КУЛИКОВ: Доброе утро, Олег! Две недели мы с тобой не встречались. Значимые события произошли: господин Юнкер обозначил программу движения к "светлому будущему" для Европейского союза.

БАРАБАНОВ: Лучезарному!

КУЛИКОВ: Но "погоды стоят предсказанные" - господин Юнкер говорит о трех вариантах этого "лучезарного будущего": либо все останется, как есть...

БАРАБАНОВ: И так "лучезарно"!

КУЛИКОВ: Либо мы скатимся до экономических взаимоотношений, либо мы построим полноценный Евросоюз, полноценное государство. Слово "империя" он только не произнес, а так, в принципе, все компоненты, которые там указаны, начиная от того, что надо единогласно единоначалие установить...

БАРАБАНОВ: Во главе с Юнкером.

КУЛИКОВ: Один пост ввести: убрать главу Еврокомиссии и убрать главу Евросовета, сделать просто "императора Евросоюза", свою армию, свою полицию, свое министерство финансов и так далее. Дальше - все по перечню. На твой взгляд, это сколько-нибудь дееспособная концепция? И как вообще к этому относиться?

БАРАБАНОВ: Понятно, что сейчас Европейский союз находится в серьезном кризисе. Понятно, что им нужны срочные и достаточно радикальные реформы для того, чтобы вся эта конструкция перестала носить искусственный характер и не развалилась в итоге. И отсюда появляются различные проекты, такие как "Европа двух скоростей", о которой Меркель начала с весны говорить, и ряд других. Но вот это предложение Юнкера немного выбивается из общего контекста, поскольку идея создать из Европейского союза единое государство – Соединенные Штаты Европы... Юнкер – не первый: Владимир Ильич Ленин написал замечательный текст об этом, его можно сейчас распространить в Брюсселе и ознакомить евродепутатов с классиками марксизма.

Идея превращения конгломерата европейских государств в единую страну давно была неким соблазном, но она из раза в раз проваливалась. И сейчас в условиях раздрая, который там царит, нет вообще никаких оснований говорить о том, что основания для сколачивания Единой европейской, даже не скажу - империи, - европейской страны во главе с Юнкером или во главе с кем бы то ни было, они иллюзорны.

КУЛИКОВ: Извини, здесь я тебя прерву: я должен пояснить, чтобы быть правильно понятым. Когда я говорю "империя", я не имею в виду отношения митрополии и колонии. Но, в принципе, Европа разнообразна. Понимаешь, Португалия и Польша – "это две большие разницы", как говорят в Одессе. И никакого другого способа соорганизации разного, кроме как имперского, не существует.

БАРАБАНОВ: Это верно!

КУЛИКОВ: Культура не знает. Я в этом смысле называю это "империей".

БАРАБАНОВ: Нет, я нормально отношусь к этому термину. Другое дело, что сколотить империю не получится хотя бы из-за отторжения термина. Когда полякам скажут: "А давайте-ка Брюссельскую империю создадим, Юнкера – императором", - то...

ПОДОЛЯН: И евровалюта для каждого из государств.

БАРАБАНОВ: Но тогда опция поляков – останется только найти Матильду для этого нового императора.

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Подкасты программы "Формула смысла".