Эрдоган рассказал о проектах турецких баз в Антарктике и на Луне.

Гость – тюрколог, востоковед Станислав Тарасов.

В студии – Дмитрий Куликов и Ольга Подолян.

ТАРАСОВ: К этим заявлениям нужно относиться спокойно, хотя они и эмоционально вдохновляющие – вдохновляют самосознание определенной части турецкого общества.

24 июня предстоят в Турции выборы. Это выборы одновременные, уникального свойства: это – одновременно выборы в парламент и президента. И здесь ситуация очень непростая складывается, об этом мы можем чуть более подробно поговорить. И, конечно, таких заявлений, которые делаются, будет еще множество. Более того: Эрдоган говорит, что он должен создать свой военно-промышленный комплекс полностью; он позиционирует все признаки, внешние атрибуты так называемого великого государства – космос, свое оружие, своя экономика, своя валюта, большое историческое наследие, амбиции геополитического уровня. Все эти признаки, которые декларируются, и которые, в общем-то, на некоторых направлениях турецкого руководства действуют, пытается действовать. Но, что называется, есть вещи, которые можно пощупать руками, имеется в виду – экономика, а есть вещи, о которых можно вечно говорить. И вот здесь будущее Турции покажет, насколько реальны эти проекты.

Но если возвращаться к более конкретной ситуации, что происходит сейчас в Турции. Известно, что в прошлом году прошел референдум, где партия Эрдогана – "Справедливость и развитие" – провела поправки в конституцию. Они укрепили президентскую вертикаль власти. Турция была всегда парламентской республикой, и это была ее особенностью, они этим гордились. Парламентская республика – это признак демократизации, но у них, как и в Италии, как и в других парламентских республиках, часто были правительственные кризисы, вотум недоверия и так далее. И вот эта чехарда, которая шла в руководстве, нынешнее руководство страны, имеется в виду команда Эрдогана, считает, что это резко препятствовало, прежде всего, экономическому развитию, социальному развитию страны, а завязка на блок НАТО, западный блок, в общем-то, в определенной степени сковывала и внешнеполитические маневры. Турция фактически на 100 процентов была в фарватере политики Соединенных Штатов Америки и блока НАТО. Вот эти процессы – до того, как развалился Советский Союз. Когда Советский Союз покинул Ближний Восток, и образовался политический вакуум, когда американцы стали доминировать в этом регионе, и Турция вдруг вспомнила, что она имеет заслуги перед западным блоком, что, в отличие от Соединенных Штатов Америки, Турция имеет более глубокую историю, они реанимировали идею Османской империи. И, в общем-то, они – народ, который идентифицирует, видит себя только в европейском пространстве. Американцы же, наоборот, они считали всегда Турцию, несмотря на то, что их всегда манили пальчиком в ЕС, несмотря на то, что они действительно тесно сотрудничали с блоком НАТО, они ее считали типичным мусульманским государством. Да, со своей историей, но это все же – регион Ближнего Востока.

Полностью слушайте в аудиоверсии.