Результаты выборов в Турции.

Гость – директор исследовательского центра "Ближний Восток – Кавказ" Международного института новейших государств, историк, тюрколог Станислав Тарасов.

В студии – Дмитрий Куликов и Ольга Подолян.

КУЛИКОВ: Ты предполагал, что такие будут результаты?

ТАРАСОВ: Да, прогнозы сбылись, но не полностью. В стратегическом отношении – безусловно. Эрдоган, буквально на днях, вчера или позавчера появился окончательный итог голосования, получил 52,9%, оппозиция – Республиканская народная партия – получила 30 с чем-то процентов. Но надо понимать, что Партия справедливости и развития, лидером которой является сам Эрдоган, выступала в союзе с Партией националистического движения. Только в этом союзе они получили 52,9 процента.

КУЛИКОВ: Но это – на выборах президента.

ТАРАСОВ: На выборах президента, да. И если только мы вычтем 11 с чем-то процентов, то партия Эрдогана не имеет большинства, это – раз.

Второй момент – мы знаем, что проходили одновременно выборы в парламент, и там, приблизительно, пропорция – такая же. В союзе с Партией националистов партия Эрдогана имеет большинство – там 344 мандата депутатских из 600. Тем не менее, расчеты правящего класса Турции сейчас, который стоит у власти, получить абсолютное большинство для того, чтобы провести кардинальные изменения, реформирование Турции по своему сценарию – они не оправданы. И каждый шаг вперед будет сопряжен с динамикой растущего сопротивления. Не случайно при начальном подведении итогов выборов в Стамбуле прошла многомиллионная демонстрация.

Мне пока не совсем ясна картина. Скоро избирком опубликует итоги по крупнейшим центрам – это Стамбул, Анкара, Измир и так далее. Нужно определить, как проголосовали курды. Первоначальный прогноз был, что курды будут решать большинством, определят результаты выборов. Большинство курдов заняли оппозиционную сторону по отношению к Эрдогану. Раньше они его поддерживали, но сейчас они метнулись, похоже, в сторону Народной республиканской оппозиционной партии, кемалистской партии. Селахаттин Демирташ получил только 8,9%, даже если формально им нужно было 10 процентов получить, чтобы иметь фракцию в парламенте. То есть курды в конечном счете проиграли, сделав ставку на оппозицию. И, скорее всего, партии Эрдогана удалось каким-то образом расколоть вот это курдское движение.

Таким образом, можно сделать вывод, пока предварительно, что так называемая угроза курдского сепаратизма в самой Турции несколько ослабла. Но я подозреваю, что есть элементы тайного соглашения между Эрдоганом и курдами, он что-то им пообещал. Но решать курдский вопрос он будет в геополитическом аспекте, потому что он упустил момент решить курдский вопрос только в Турции – предоставить им автономию, провести оперативную какую-то реформу. А затем с этого плацдарма начать действовать в отношении сирийских курдов, иракских курдов. Он опоздал. Почему? Потому что в Ираке уже есть – де-факто, существует автономия. В Сирии курдов активно поддерживают американцы – разыгрывающаяся такая карта. Все попытки Эрдогана договориться с американцами, чтобы они передали ему в руки курдский флаг, пока не приводит ни к каким успехам. И, в общем-то, ситуация достаточно нестандартная. Я думаю, что победа Эрдогана и его партии – это шаг к дальнейшей дестабилизации ситуации в Турции и в самом регионе.

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Видеоверсия отсутствует по причине технических работ в студии. Приносим свои извинения.