Итоги встречи Владимира Путина, Реджепа Тайипа Эрдогана и Хасана Роухани в Тегеране. Гость – востоковед Станислав Тарасов.

Ведущие "Вестей ФМ"Дмитрий Куликов и Ольга Подолян.

Дмитрий Куликов в Twitter.

КУЛИКОВ: Поговорим о фундаментальном событии – очередной встрече Эрдогана, Роухани и Путина. Серьезные обсуждения произошли. По твоей оценке, вот то, как это проходит уже в третий раз, и результаты, является ли это прообразом некоторых системных сдвижек в миропорядке, образование новой "тройки", я бы не побоялся этого слова – нового полюса?

ТАРАСОВ: Дима, абсолютно согласен с такой оценкой. Надо понимать, что альянс Россия-Турция-Иран – он беспрецедентен в мировой истории. Если брать довольно глубокие времена, были двухсторонние альянсы, соглашения (открытые/закрытые) и так далее.

Особенность этих государств – это носители имперских традиций. Главное событие, которое происходит на Ближнем Востоке и около Ближнего Востока, так или иначе затрагивает территории, которые некогда входили в зону влияния этих империй, это надо понимать. Так же как и иранцы, и турки, россияне являются носителями имперских традиций. Это наша ментальность, от этого отказываться не надо, это не выветрится никогда.

Второй момент – вступить в альянс нас побудили определенные обстоятельства, события, инициатором которых не являлись ни Турция, ни Иран, ни Россия. Они стали приспосабливаться, Турция как член НАТО, как западный партнер, стала приспосабливаться, выставляя какие-то свои проекты, планы укрепления своего геополитического влияния в результате трансформации Ближнего Востока по сценарию, который предложили американцы. Турция вынуждена была разочароваться во всех этих сценариях именно потому, что в результате вместо величия они получили проблемы, во-первых, вокруг своих границ, во-вторых, внутри страны, потому что там проживает компактно около 20 миллионов курдов. Они исторически связаны между собой, хотя там масса политических течений, много противоборств идет.

Что касается Ирана, то он традиционно, уже на протяжении многих лет после Исламской революции все время находится в зоне санкций, по разным причинам. Временами шли закрытые переговоры, открытые переговоры и так далее. Венские соглашения вроде бы вывели Иран из-под санкций, но администрация Трампа все вернула на исходные позиции.

Получается, что сирийский кризис тактически объединил интересы трех государств – России, Турции и Ирана.

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Подкасты программы "Формула смысла".