Договоренности президентов России и Турции по Идлибу. Гость – востоковед, советник директора Российского института стратегических исследований Елена Супонина.

Ведущие "Вестей ФМ"Дмитрий Куликов и Ольга Подолян.

Дмитрий Куликов в Twitter.

КУЛИКОВ: Много чего происходит на Ближнем Востоке, и почти обо всем сегодня постараемся с вами поговорить. Но хотел бы начать с того, что распространен в ООН текст соглашения Путина и Эрдогана по способу действия в районе провинции Идлиб, и того, что там будет происходить.

Как вы оцениваете эту договоренность, каковы перспективы того, что она может реализоваться? Потому что меня это больше всего интересует. Потом и о других темах еще поговорим. Начнем с этого.

СУПОНИНА: В Сирии продолжается тяжелейший конфликт, и то, как будут реализовываться те или иные соглашения, зависит от того, как ведут себя игроки, естественно, и как развивается обстановка. Срывов исключать нельзя – в любой момент любое происшествие может привести к срыву важнейших договоренностей. Но такие же опасения были, когда Россия создавала зоны по снижению эскалации в Сирии. Эти зоны были придуманы в прошлом году, и тоже были очень большие сомнения, как это будет работать, зачем это нужно. И очень многие критиковали это по разным причинам.

КУЛИКОВ: Но эти зоны тоже были придуманы в разговоре Иран-Турция-Россия – тройкой были предложены.

СУПОНИНА: Совершенно верно. Эти зоны были придуманы в Казахстане, в Астане, где шел переговорный процесс между представителями более-менее договороспособной оппозиции и представителями правительства Сирии. И посредниками в этом процессе выступали и выступают Россия, Иран и Турция, что само по себе удивительно, потому что отношения между Ираном и Турцией не всегда были безоблачными, а России удалось их приблизить до такой степени, что они стали вместе сотрудничать по Сирии. Это еще один из многих примеров того, как профессионально действуют наши дипломаты и военные в Сирии.

Итак, зоны по снижению напряженности в Сирии вначале получали немало критики, но в результате все было реализовано. И те территории, которые обозначены под этими зонами, по итогам сложнейшего диалога и по итогам проведенных военных операций перешли сейчас под контроль правительства Сирии. Идлиб – это четвертая из этих четырех зон (тогда было создано четыре зоны), и ситуация там – самая сложная. Разрешить ее так же, как на юге, например, или как в Восточной Гуте под Дамаском, не получится – здесь очень сильно присутствие Турции.

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Подкасты программы "Формула смысла".