Визит российского президента в Турцию: чего ожидать от встречи Путига и Эрдогана? Как исторически складывались отношения между нашими странами? Гость Дмитрия Куликова и Ольги Подолян в студии "Вестей ФМ" – тюрколог, востоковед Станислав Тарасов.

ТАРАСОВ: В первую очередь это, как я посчитал, перед тем, как к вам придти, это пятый визит в этом году. Это официальная встреча, не визит, в разном формате, правда, последняя встреча была буквально недавно в конце сентября месяца в формате саммита четырех, когда президенты России, Турции и президент Франции и канцлер Германии встретились в Стамбуле, где обсуждались уже конкретно проблемы сирийского урегулирования. Но, тем не менее, в этом формате это уже были двухсторонние встречи, двухсторонние контакты, до этого был Тегеран, до этого был Сочи. В общем, переговорная повестка дня между Россией и Турцией перегружена. Это беспрецедентный случай в истории российско-турецких отношений, даже истории советско-турецких отношений. У нас идет тесный диалог и, в общем-то, просматриваются элементы серьезного политического доверия, которое существует между двумя лидерами. Почему? Потому что Россия, Турция вместе с Ираном участвуют в астанинском процессе. Кстати говоря, готовится очередная встреча и в этом формате. Идет в процессе сирийского урегулирования. Без доверительного диалога завершить этот процесс невозможно. И, кстати говоря, под этот диалог, под эти отношения закладывается очень серьезный экономический фундамент. Это речь идет о Турецком потоке сейчас который запускается. И, кстати говоря, его успели практически завершить до введения режима санкций. Это раз. Второе, мы запустили, Путин участвовал в запуске атомной электростанции в Аккую. Все понимают, что строительство такого объекта, атомной электростанции возможно только в стране, в которой существует политическая стабильность и страна, в общем-то, которая реализует этот проект, она выступает даже гарантом этой стабильности. Почему? Потому что вот на примере Ирана мы видели в Бушере, у нас очень развивается торгово-экономическое сотрудничество, но туристический бизнес в этом году просто зашкаливает, он может достигнуть пяти миллионов. Я сам в этом году был в Турции, посмотрел.

Кстати, меня больше всего поразило, резко меняется у турок, вообще среди общественного мнения, отношение к России, меняется на плюс. Если еще кто-то к русским относился настороженно, хотя русский турист не первый день и не первый год, что называется, присутствует, то сейчас у русских пропадает ощущение, что он находится за границей. Торговые точки, продавцы, предприниматели до владельцев крупных гостиничных комплексов блестяще говорят по-русски. Нет никакого указа президента Турции изучать русский язык. Я, чуть отвлекаясь в сторону, хочу сказать, я очень внимательно следил и слежу за тем, как идет набор на филологический факультет в турецких университетах. У них на филологический факультет еще десять лет тому назад на русское отделение брали 5-10 человек. И то те, кто изъявлял желание изучать русский язык, они в основном шли в дипломатию или разведку. Им доплачивало государство какие-то дотации. А сейчас русские филологические отделения открылись во всех турецких государственных университетах, резко увеличился набор и очень большой конкурс, очень большой конкурс, например, достигает до 300-400 человек на место.

Полностью слушайте в аудиоверсии.