Ситуация с Boeing.

Гость – политолог, журналист Михаил Леонтьев.

В студии – Дмитрий Куликов и Ольга Подолян.

ЛЕОНТЬЕВ: Boeing – самый перспективный самолет на рынке, на мировом рынке гражданской авиации в мире. Airbus у них – конкурент, соответствующей линейки.

КУЛИКОВ: 321-й?

ЛЕОНТЬЕВ: 321-й, да. Как реагировали все? Понятно, причина – в конструктивных недостатках системы управления. Причем это было понятно с самого начала, ведь мы знаем два смертельных происшествия – индонезийское 5 месяцев назад всего и это. Но сколько было происшествий не смертельных, когда летчикам что-то удавалось сделать, в основном специально обученным, которые знают о "прекрасной" особенности этого самолета, что система его в определенный момент сбрасывает самолет в штопор. Гражданские самолеты из штопора вообще ввести практически невозможно, поскольку это делается аккуратно на взлете, там высота маленькая и вообще не о чем говорить.

Просто произойди это с любым самолетом другим, другого происхождения, визг по миру стоял бы страшный. Самый большой визг стоял бы, если бы это был Airbus, потому что западная проамериканская пресса – она вся проамериканская – была бы организованно построена так, что она бы просто билась в истерике.

КУЛИКОВ: Передел доли рынка был бы капитальный.

ЛЕОНТЬЕВ: Да, конечно. Естественно, отреагировала Эфиопия, и мужественно отреагировал Китай, у которого – 95 самолетов, кстати, в эксплуатации. Больше, наверное, только в Северной Америке, то есть они прекратили полеты.

Потрясающе себя вело наше чиновничье-экспертное сообщество российское. Я даже слышал мнение эксперта, что "нельзя, конечно, приостанавливать полеты до выяснения причин". Вообще, такой формулы я не слышал никогда: нельзя приостанавливать полеты до выяснения причин. Обычно делается наоборот.

КУЛИКОВ: Обычно наоборот – приостанавливаются полеты до выяснения причин.

ЛЕОНТЬЕВ: Я просто помню, как наши власти приостанавливали полеты любых самолетов – Су-27. Боевые самолеты, военные в ходе учений часто терпят аварии; раз – приостановка полетов. Самолет является в том числе экспортным продуктом. Понятно, что новые конструктивные особенности в самолете, который эксплуатируется 40 лет, в типе самолета выявить довольно сложно. Ничего там нового не произойдет. И понятно, что это либо человеческий фактор, либо какие-то прорехи в конструкции, либо просто непредвиденные обстоятельства. Но – молчок. Мы были чуть ли не последними. После нас – только Украина. Вот Украина – забавно. Украина запретила полеты Boeing 737 MAX, после того как Трамп запретил это в Америке, ровно после. До этого – 42 страны. А Северная Америка вообще ничего делать не хотела.

Также в программе:

Цены на нефть и их формирование.

Полностью слушайте в аудиоверсии.