О лунной программе Соединённых Штатов Анна Шафран беседует в эфире "Вестей ФМ" с президентом Института национальной стратеги Михаилом Ремизовым.

РЕМИЗОВ: В своё время Кеннеди сказал – или приписывают ему – известную фразу: "Мне плевать на Луну, я хочу утереть нос русским". И в данном случае конечно политику, наверно, можно поставить на первое место именно в этом заявлении Трампа или Пенса… там что, насколько я понимаю, озвучил в ходе выступления перед НАСА. Он возглавляет Национальный космический совет, который, кстати, при Трампе был реанимирован как структура. Пенс возглавляет. Так вот, это явно встраивается в электоральный цикл к завершению своего возможного второго срока, на который надо ещё переизбраться. Трамп мог бы войти в историю с возвращением на Луну. Возвращением уже в новом качестве. Поэтому если говорить о мотивах администрации Трампа, я думаю, что это на первом месте. На втором месте наверно комплексный такой заказ для оборонно-промышленного комплекса, для частного бизнеса и так далее. То есть для промышленности американской.

Большую роль играет, конечно, и заявка на такое моральное цивилизационное лидерство со стороны Соединённых Штатов. Заявка, которая должна быть прочитана и внешним миром и внутри. Мы понимаем, что в Америке не так много тем, объединяющих общество, не знаю, может ли стать вот эта идея такой темой, но я думаю, что именно в этом качестве Трамп пробует её в качестве важного звена своей повестки на 2020 год.

Но здесь возникает сразу несколько вопросов принципиальных относительно того, как это соотносится с ранее объявленными, согласованными и утверждёнными планами американцев в части пилотируемой космонавтики и по Луне. Их основной проект этой сфере – это окололунная орбитальная станция. И возникает вопрос, говорит ли Трамп о полёте на Луну астронавтов американских, который будет осуществляться с использованием этой новой структуры, инфраструктуры окололунной, либо он ведёт речь о полёте Земля – Луна. Наверное второй вариант был бы шагом назад от тех планов, которые раньше американцами формировались и озвучивались. Может быть вперёд с точки зрения времени, но назад с точки зрения комплексного эффекта.

Американцы долго колебались в выборе приоритетов в дальнем космосе. Идея возвращения на Луну была заложена, скажем, уже в проект "Созвездие" при Джордже Буше-младшем, и в логике этого проекта они должны были вернуться на Луну аж в 2016 году. Вернуться и остаться, создать, начать создавать какие-то элементы постоянной инфраструктуры присутствия – лунная станция, лунная база. То есть, как сказал Пенс, нечто большее, чем следы от наших ботинок. Вот эта идея была уже при Буше-младшем.