Эссе министра экологии Дании, посвященное миру будущего. Реакция прогрессивного человечества на арест Джулиана Ассанжа. Что происходит с ценами на топливо. Гость – политолог, журналист Михаил Леонтьев.

Ведущие «Вестей ФМ»Дмитрий Куликов и Ольга Подолян.

Дмитрий Куликов в Twitter.

КУЛИКОВ: То, что произошло с Ассанжем, – это же ровно то, что должно обрушить надежды министра экологии Дании. Понимаешь?

ЛЕОНТЬЕВ: Ничего там не обрушится. Там есть вторая сторона.

КУЛИКОВ: Нет, конечно, не обрушится. Я сказал – должно.

ЛЕОНТЬЕВ: Там есть вторая сторона. Она же говорит: город и те, кто живет за городом. Она же окопчик-то прорыла. О чем идет речь? Мне очень интересно, какова будет реакция прогрессивного человечества на Ассанжа.

КУЛИКОВ: Никакой. Это же не Сахаров.

ЛЕОНТЬЕВ: Подожди. Вот там всякие Анджелы Дэвис, еще что-то. Было вот это леволиберальное, тогдашнее леволиберальное общественное мнение, вот эти левые интеллектуалы, сторонники свободы и так далее. Будут они каким-то образом структурироваться, поднимать голос? Те, которые фильмы снимали про Сноудена и так далее. Вот это как-то будет рефлексировать или нет? Здесь открывается совершенно фундаментальная и очень важная вещь для понимания действующей политики. Окоп. Война. Это война. И в этой войне приходится выбирать. Чем отличается Сноуден от Ассанжа?

КУЛИКОВ: Сноуден полетел в Россию.

ЛЕОНТЬЕВ: Сноуден – в России, его не сдадут. Вот и все. И больше ничем он не отличается. Ничем. Его не сдадут. То есть сдача его возможна только после оккупации и установления здесь…

КУЛИКОВ: Вот этого светлого будущего.

ЛЕОНТЬЕВ: Оккупационной власти. Вот оккупационная власть, Гестапо, грубо говоря, если оно установится, его отыщет и расправится. Это касается огромного количества наших свободомыслящих товарищей. Можно как угодно относиться к советской власти, быть советчиком или антисоветчиком, но в 42-м году, например, это совершенно конкретный выбор. Ты с какой стороны окопа находишься? И по кому ты ведешь свой огонь? Конкретный выбор, он не оставляет никакого зазора. Окоп-то не мы вырыли. Тот редкий случай, кстати, мы его не рыли. Это совершенно очевидная вещь. Его вырыли они.

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Подкасты программы «Формула смысла» .