Лидер ливанского исламистского дивжения «Хезболла» заявил, что в случае войны Иран уничтожит Саудовскую Аравию и Объединенные Арабские Эмираты. В то же время Дональд Трам сказал, что США могут в любой момент атаковать сразу 15 целей на территории Ирана. Как эти заявления повлияют на цены на нефть? И что действительно произойдет в случае войны? Гость в студии «Вестей ФМ» – гендиректор Фонда национальной энергетической безопасности, первый проректор Финансового университета при правительстве РФ Константин Симонов. Ведущий - Александр Андреев.

СИМОНОВ: Интересно, что эти заявления сделаны одновременно. И, на мой взгляд, это как раз очень ярко отражает то, что сейчас происходит вокруг залива. С одной стороны, и то, и другое заявление, на самом-то деле, не так уж и далеки от реальности. Я имею в виду, что военный потенциал Ирана достаточно серьезен. Иран – страна, имеющая недавний опыт войны! В отличие от саудитов, которые не могут похвастаться тем, что их армия прошла испытания войной, а это достаточно значимая вещь, не говоря уже про Объединенные Арабские Эмираты.

В этом плане, несмотря на то вооружение, которое саудиты получают из Соединенных Штатов, у Ирана есть военный потенциал, кстати, они это в Сирии доказали. Правда, мы также понимаем, что никто Ирану не даст просто так взять и, как вы сказали, уничтожить Саудовскую Аравию и Объединенные Арабские Эмираты – есть Соединенные Штаты!

И тут Трамп тоже абсолютно прав: при желании Соединенные Штаты так же могут не только по 15 объектам нанести удар, а нанести очень серьезные непоправимые потери для иранской экономики. Я уже даже молчу про ситуацию войны! Соединенные Штаты тоже, кстати, уже доказывали недалеко от Ирана, что они способны достаточно эффективно выполнять поставленные военные задачи. Хотя бы я не стал Иран сравнивать с Ираком эпохи Хусейна, но, напомню, тогда тоже у Ирака были такие настроения, что «да мы, да защитимся, да нам ничего не страшно, нам не страшен серый волк!» И, тем не менее, если вы помните, режим Хусейна развалился за считанные дни!

АНДРЕЕВ: Тут, наверное, режимы разные, плюс еще Соединенным Штатам плыть, лететь до Ирана достаточно далеко.

СИМОНОВ: Там флот находится уже рядом. Но, опять же, еще раз говорю, и в угрозах Ирана есть, на самом деле, реальность, и в угрозах Соединенных Штатов.

Но что, на мой взгляд, очень важно и что опасно при этом, но одновременно, как ни странно, в этом я вижу определенную надежду на оптимистичный исход этой истории: и Иран, и Соединенные Штаты, с одной стороны, заинтересованы, чтобы показать себя крутыми игроками. Но, на самом деле, сейчас ни Трамп, ни иранское руководство не заинтересованы в войне! Потому что и та, и другая сторона прекрасно понимают все издержки этого сценария. Еще раз говорю, можем сравнивать Иран с Ираком, но этого делать не стоит, как мы с вами решили. Военная мощь Соединенных Штатов настолько велика, что совершенно очевидно Иран из этой войны в лучшем случае выйдет сильно потрепанным, и это мягко сказано. Но, по крайней мере, Иран уж точно лишится возможности экспортировать нефть, потому что санкции Трампа эту возможность оставляют! Мы знаем, там существует куча лазеек, и Трамп ими умело пользуется. Но если начнется война, то Иран окажется в очень тяжелом экономическом положении, в очень тяжелом. Не забывайте, что Иран – это достаточно густонаселенная страна с очень молодым населением, и это не так просто даже сейчас удерживать ситуацию под контролем, потому что проблем в экономике Соединенные Штаты в Иране создали уже и без войны. Война может стать для иранского руководства настоящим испытанием, и социальной катастрофой, и политической тоже.

Трампу война, на самом деле, тоже не нужна. Почему? Потому что у Трампа выборы через год. Вот война с Ираном точно не входит в список тех пожеланий, которые избиратель Трампа ему дают на...

Также в программе:

чем закончились переговоры России, Евросоюза и Украины о транзите газа?

Полностью слушайте в аудиоверсии.