Ситуация на российских дорогах с прикладной точки зрения: что делать, если после ПДД пропадают видеозаписи с камер наблюдения? Почему так называемые "мажоры" позволяют себе хамское поведение? Как простому автовладельцу защитить свои права и противостоять произволу людей с деньгами? Эту тему в эфире "Вестей ФМ" Андрей Медведев и Сергей Корнеевский обсуждают с адвокатом Тимуром Маршаниным.

МАРШАНИН: Трудно говорить и объяснять, почему человек так вызывающе себя ведет, плюет на закон? Потому что закон позволяет, потому что правоохранительная система обычного гражданина не может защитить.

МЕДВЕДЕВ: Не может или не хочет?

МАРШАНИН: Не может! И не хочет! Я объясню, почему. Все упирается в пресловутую административную юрисдикцию, которая будет обусловлена тем, как будет произведено административное расследование. Проведут его полноценно, смогут доказательства представить, смогут, например, причины, по которым девушка не смогла применить торможение для того, чтобы избежать столкновения, сможет она аргументацию привести более весомую – да никого это не интересует. Будет, например, заключение эксперта-трасолога, на основании которого будут делаться выводы, нет видеофиксации ДТП, нет видеорегистратора, нет свидетельских показаний – будет конкретное заключение специалиста в рамках административного производства, которое ГУВД будет произведено, и на основании этого эксперт будет применять выводы относительно наличия нарушения правил ПДД в действиях девушки. А уже в дальнейшем все шаги, которые будут из этого исходить, следует обжаловать только постановление о наложении административного наказания в связи с совершенным ДТП. А это во многом длительный процесс и очень трудоемкий, потому что суды исходят из позиции – нет оснований не доверять сотрудникам полиции. Тут хоть головой об стенку бейся – поправить это можно будет только при условии, что суды будут сами полноценно относиться как к состязательному процессу и состязательности сторон в рамках административного производства по делу. Не формально юридически подходить к вопросу, а все-таки более цивилизованно и по-человечески. Есть конкретный мажор, который неоднократно нарушает правила ПДД, и ведет себя просто из ряда вон выходяще.

МЕДВЕДЕВ: Или мажорка!

МАРШАНИН: Понятно, к чему мы возвращаемся – к той же самой Маре Багдасарян.

МЕДВЕДЕВ: У которой отобрали права как бы, и она тут же сфотографировалась за рулем машины.

МАРШАНИН: Кстати, прокуратура тут очень четко сработала, воспользовалась документами, предоставленными защитниками Мары Багдасарян, использовала это в своих целях – для того, чтобы решение было вынесено судом, с соответствующим представлением выступили.

КОРНЕЕВСКИЙ: Хорошо, что у нас профессиональные защитники.

МАРШАНИН: Нет, хорошо, что у нас защитники просто недальновидные! Вот здесь позиция была более востребованная, и, самое главное, дальновидная. 

Есть позиция конкретно по ситуации: если мы говорим о том, что принимаются меры к защите интересов обычного владельца, - нет не принимаются. Человек с деньгами и с опытом вождения, имеющий возможность эти деньги применить в конкретной ситуации, выигрывает гораздо больше, чем обычный автовладелец, защищающий по закону свои права. И получается, что по закону жить тяжелее, чем по "понятиям". По "понятиям" проще, потому что "понятия" подкрепляются финансовыми инструментами, которые более понятны.

МЕДВЕДЕВ: Смотри , в Москве, в Питере, в каких-то крупных городах это еще не так ярко, а чем дальше от столицы, тем ...

МАРШАНИН: Тем шире диапазон к периферии, тем ярче и рельефнее возможность использовать финансовые инструменты для того, чтобы избежать уголовной и административной ответственности. Не дай бог бы кто-нибудь погиб! А если бы действительно пострадали, а если бы это повлекло за собой смерть и пешехода, и автовладельца – что потом происходило бы, кого бы мы потом обвиняли? Опять мажоры! Опять им позволяют управлять! Требования закона должны быть неумолимы! Что за этим последует – суровое наказание и лишение права управления. Смогли применить к Маре Багдасарян – теперь никогда она не нарушит правила ПДД ввиду ее заболевания – тяжелых эпилептических припадков.

Полностью слушайте в аудиоверсии.