Большие перемены: итоги выборов в Иране и их значение для России обсудили со старшим научным сотрудником Института востоковедения РАН Владимиром Сажиным.

Ведущие "Вестей ФМ" - Евгений Сатановский, Сергей Корнеевский.

Сажин: Чем примечательная эта кампания - тем, что было огромное количество женщин. Для Ирана, да.

Сатановский: Огромное – это сколько?

Сажин: Огромное – это где-то около 600.

Сатановский: Кандидатов?

Сажин: Кандидатов, да.

Корнеевский: Но в процентном соотношении это - не очень много.

Сажин: Не очень много, но всё равно.

Сатановский: Слушайте, но это прежде всего, вообще-то, ближневосточная страна. Найдите аналогию.

Сажин: Кстати, 14 женщин прошли. Это самое большое количество женщин. Из 290 (состав меджлиса) 14 - женщины.

Сатановский: Очень интересно, сколько у турок в парламенте женщин? Вот просто интересно будет посмотреть, тюркологов спросить.

Сажин: Теперь я просто хочу сразу сказать, что 5 мест из этих 290 закреплены уже за национальными и религиозными меньшинствами - зороастрийцами, армянами и иудеями. Вот они уже борются…

Сатановский: Называйте просто евреи.

Сажин: Евреи.

Сатановский: Присутствующие не обидятся, а в общем это как-то правильнее. Я так понимаю, что у нас как-то крайне интеллигентно это всё называется иудеями. Действительно, евреи исповедуют иудаизм, в этом нет ничего странного…

Корнеевский: Но не все, судя по всему, исповедуют иудаизм.

Сатановский: Не все. Еврей, который не исповедует иудаизм, является выкрестом, либо, если он переходит в ислам, он перестаёт быть евреем. Тут никуда не денетесь. Это жёсткая привязка.

Корнеевский: Но атеисты не исповедуют иудаизм. Евреи – атеисты.

Сатановский: Но я не перехожу в другую религию.

Корнеевский: Но и в другую не переходят. Понятно. Просто периодически вы это обсуждаете, Евгений Янович.

Сатановский: Давид Бен-Гурион говорил в таких случаях: "Я в синагогу не хожу. Но синагога, в которую я не хожу, ортодоксальная".

Сажин: Понятно.

Корнеевский: Красиво сказано, да?

Сажин: Красиво, красиво. Так вот. Значит, 5 мест разыгрывают эти национальные меньшинства. 64 кресла пока свободны, потому что на некоторых участках кандидаты не получили более 25% голосов.

Сатановский: Второй тур?

Сажин: Второй тур будет. Вот за 64 места. Он будет или в конце апреля, или в начале мая.

Сатановский: Кстати, очень приличное количество ведь, если на то пошло.

Сажин: Да-да-да. А ежели мы будем говорить об оставшихся, там сколько получается - минус 69? То такая раскладка. Вот эта большая коалиция фундаменталистов получила 34%, а реформаторы, умеренные консерваторы, прагматики, то есть все те, кто поддерживает политический курс президента Рухани - 38%. А независимые… Вот независимые тоже интересно. Понимаете, там идут без всяких списков, потому что и фундаменталисты, и реформаторы - у них были свои списки разные, и как бы из этого списка выбирали. Не всем списком, то есть голосование идёт не за список, а за кандидатов в списках. Потому что избиратели уже знают, какой ориентации политической этот список или этот список. Независимые идут самостоятельно без всяких списков. Так вот, они набрали 28%. Но самое интересно – среди этих независимых значительная часть таких радикалов, которые являются сторонниками бывшего президента Ахмадинежада и в то же время сторонниками нынешнего президента Рухани.

Полностью слушайте в аудиоверсии.