Гражданская война в Йемене: чьи интересы вошли в противоречие? Эту и другие темы в эфире "Вестей ФМ" обсуждают Евгений Сатановский и Сергей Корнеевский.

Сатановский: У нас есть с вами некоторый провал. На большом ближневосточном фронте есть такая точка, называется Йемен. Здоровущая страна, надо сказать, несколько десятков миллионов человек, с безумным приростом населения. Йемен, Афганистан, Судан и Сомали - это страны с самым высоким приростом населения, вообще-то говоря, в исламском мире. Эта страна, где минимум будет 40-50 миллионов населения где-нибудь к 2050 году, до которого, кстати, не так уж далеко, на дворе вообще-то 2016.

Корнеевский: Ну, чуть-чуть еще надо подождать.

Сатановский: Чуть-чуть надо. Но когда мы воевали в Афганистане, в Йемене-то было миллионов 7-8. А в Советском Союзе сколько? Понятно, да, то есть для нас это была маленькая страна. Наши военные спецы были и в северном Йемене, и в южном. Сегодня в Йемене более 25 миллионов человек, на границе с Саудовской Аравией, где коренного населения - без гастарбайтеров - уже поменьше. В Йемене идет тяжелейшая гражданская война, со свержением президента Салеха, с попыткой его посадить на свое место сына неудачной. С попыткой саудовцев решить, кто же будет президентом Йемена в некотором союзе с Объединенными Арабскими Эмиратами и с Катаром, и с Египтом, и немножко с Марокко.

Корнеевский: А от Йемена чего хотят? Саудовская Аравия хочет его присоединить к себе или что?

Сатановский: Не дай им Бог присоединить к себе Йемен. Там есть разное, ну что вы, если она присоединяет к себе Йемен, то Саудовской Аравии не будет просто...

Корнеевский: А почему? Ведь географически видно, что она больше.

Сатановский: Население... Географически оправдано, если вы к себе присоедините Китай. Логика такая. Ну присоедините к себе Китай...

Корнеевский: Китайцы станут русскими.

Сатановский: Ага, сейчас.

Корнеевский: Серьезно, у нас такая сила, характер и менталитет, они сразу станут, как мы. Вот я вас уверяю.

Сатановский: Сережа, у меня почему-то ощущение, что вы пожелтеете...

Корнеевский: Нет-нет.

Сатановский: ...И будете смотреть на мир слегка раскосыми глазами, перекусывая свежепойманной собакой...

Корнеевский: Лермонтов - русский, Барклай де Толли - русский, какая угодно фамилия, любой, кто приезжает в Россию, становится русским.

Сатановский: Безусловно. А Шойгу, который мог стать китайским генералом, если бы его родина осталась в пределах Китая, стал замечательным русским министром обороны.

Корнеевский: Русский генерал, да.

Сатановский: Это есть факт. А до это был вполне российским, русским, если угодно. Да, конечно, я понимаю.

Корнеевский: Так что и китайцы... Переработаем, вообще легко за пару лет.

Сатановский: Ну, не смешите, ну, я вас умоляю, ради Бога. Это, конечно, все глупости. Там, конечно, есть подозрение на гигантские запасы нефти, но и это не то. Йемен - территория, на которую надо влиять. Племенная окраина. Дело в том, что Йемен рассматривается саудовцами, да и всеми остальными заливниками с точки зрения того, что это может быть плацдарм Ирана. В рамках гражданской войны север - это зейдиты, шиитские, близкие к шиитам - ислам. И учитывая вечную проблему у саудовской династии с йеменскими шиитскими, зейдитскими имами... Вот это самое движение Хуси, там же был когда-то имамат на севере до 60-х годов, причем был около 1000 лет, вообще-то говоря. Это такая древняя династия. Ну вот, саудовцы попытались влиять. Причем о йеменской войне в основном даже и забыли. Мы же все время обсуждаем: Сирия - Турция, Турция - Сирия. Ирак. Ирак - Сирия, Ирак - Афганистан - Турция. А в Йемене сейчас завязли и саудовские войска, и войска Эмиратов, и катарцы, терпят серьезнейшее поражение. Причем, там ну вот настоящая интервенция, большая интервенция. Там была собрана Аравийская коалиция, серьезнейшие бомбардировки территории, то есть там такие миллиарды влетели.

Полностью слушайте в аудиоверсии.