12:26, 15 августа 2011

К новосибирским органам опеки имеются вопросы

В Новосибирской области судья Ирина Глебова отдала ребенка отцу-наркоману, теперь судью привлекают к уголовной ответственности. Хотя не только судья виновата, как рассказал наш корреспондент несколько минут назад, органы опеки, как выяснилось, ни разу за два месяца, что двухлетняя Ева жила с отцом-наркоманом, не поинтересовались судьбой девочки. "Вести ФМ" обратились за комментариями к уполномоченному при президенте РФ по правам ребенка Павлу Астахову.

"Вести ФМ": Мы с вами часто разговариваем о родителях, которые усыновили наших российских детей и увезли за рубеж, и там произошли всяческие ЧП. Часто умалчиваем, или говорим, но неохотно, о том, что очень много обижают, убивают, бьют детей и российские родители. Теперь эта вопиющая история в Новосибирске. Скажите, почему так произошло?

Астахов: На самом деле мы не умалчиваем, мы все время говорим об этом, потому что, к сожалению, насилие к детям и в наших семьях тоже процветает. И у нас большинство преступлений, которые совершаются против детей, к сожалению, совершаются в семьях. И здесь надо говорить, конечно, не о наказании, примерном наказании конкретной судьи, потому что она действительно не права, если те нарушения, которые указаны в представлении Следственному комитету, имели место, например, слушание без прокурора в вопросе установления родительских прав, то это грубое нарушение процессуальное. Другой вопрос, что судья сама по себе, любой судья РФ, выносящий решение вне закона, не может быть бессердечным, слепым и несправедливым, особенно в делах, связанных с детьми.

"Вести ФМ": Но если известно, что отец был лишен прав за наркоманство?

Астахов: Кому это было известно? Ведь дело в том, что у любого судебного процесса есть две стороны - сторона нападения и сторона защиты.

"Вести ФМ": Но интересы девочки в данный момент защищал Дом ребенка и органы опеки, наверное, предполагаю я?

Астахов: Наверное, вот именно, что наверное. Потому что надо выяснять, насколько органы опеки обоснованно вообще предоставляли документы. Возражали они против восстановления родительских прав, представляли ли достаточное доказательство того, что он действительно наркоман, что он не исправился, что ему нельзя возвращать ребенка в таком состоянии. Я был в Хабаровске - это проверенная история - и видел девочку, которую трижды возвращали матери, которая нещадно била ее. Возвращали потому, что общественность очень часто поднимает вой по поводу того, что детей изымают из семьи. Вы знаете, я абсолютный противник того, чтобы детей изымали из семьи. Потому что надо не детей изымать из семьи, а семьям помогать и семьи восстанавливать, но когда ребенка начинают убивать... И как было в Хабаровске, Наташеньку в третий раз вернули матери, двухлетнюю девочку, она пробила ей голову. Просто пробила голову. Ее уже четвертый раз изъяли. Надо же понимать, есть же предел таким действиям, потому что нельзя отдавать ребенка в руки садиста, преступника, хулигана. Его, если возможно, надо воспитывать, перевоспитывать, невозможно, значит, надо привлекать к ответственности.

Полностью слушайте в аудиоверсии