18:45, 15 августа 2011

Судья погубил ребенка

В Новосибирской области будут судить судью. Следственный комитет России намерен возбудить уголовное дело в отношении местной судьи, которая восстановила в родительских правах отца-наркомана. Впоследствии он стал еще и детоубийцей. В этой трагической истории разбиралась корреспондент радио "Вести ФМ" Анна Семкина.

Эта история в Новосибирской области по-прежнему одна из самых обсуждаемых. Случилась она пять месяцев назад. 2-летняя Ева Глотова прожила с родителями всего полгода. И мать, и отец были законченными наркоманами, часто забывали кормить дочь и вообще за ней не следили. В итоге, суд лишил обоих прав и передал девочку в Дом ребенка. После того как Татьяна Глотова умерла от туберкулеза, 32- летний вдовец Евгений стал настаивать на том, чтобы ему вернули ребенка. В то, что суд доверит маленькую Еву папе, никто в округе не верил - Глотов имел судимость за содержание наркопритона, состоял на учете в наркодиспансере и, по словам соседей, продолжал колоться. Однако, судья Кировского районного суда Ирина Глебова, рассмотрев за два дня все документы, постановила вернуть 2-летнюю Еву отцу. За день до трагедии в квартиру Глотовых приезжал сначала наряд милиции, наркоман Глотов громко скандалил с соседями, а затем и врачи "Скорой". У Евы был синяк на лбу, и отец объяснил это тем, что ребенок упал с дивана. На следующий день "Скорая" приехала снова. Врачи нашли девочку мертвой с тупой травмой живота. Как позже объяснит следователям отец, Ева капризничала и не хотела есть кашу, пришлось ее ударить. Уполномоченный по правам ребенка при президенте России Павел Астахов не исключает - в первую очередь, виноваты органы опеки, которые неправильно информировали судью.

Астахов: Надо выяснять, насколько органы опеки обоснованно представляли документы: возражали они против восстановления в правах, предоставляли ли достаточные доказательства, что он действительно наркоман, что он не исправился. Много вопросов к ним. Они должны приходить в такую семью не раз в полгода, а каждый день.

После скандала и проверок, в отставку ушла начальник опеки и попечительства мин образования, науки и инновационной политики Новосибирской области Нина Квятковская. Однако теперь выясняются еще более странные вещи. В Следственном комитете сообщили, что судья Глебова перед тем, как вернуть родительские права Глотову, даже не поинтересовалась мнением не только органов опеки, но и прокурора, то есть грубо нарушила гражданско-процессуальный кодекс. С точки зрения наркологов, ситуация не однозначна. В постановлении Правительства России от 1996 года наркомания отнесена к заболеванию, при котором человек не может стать опекуном и усыновителем. Однако родной отец-наркоман, если он дееспособен и характеризуется положительно, может воспитывать собственного ребенка, поясняет член Общественной палаты и президент Фонда "Нет алкоголизму и наркомании" Олег Зыков.

Зыков: Человек может состоять на учете в наркодиспансере и решать свои проблемы, но при этом быть замечательным родителем. Мы говорим о дееспособным людях, когда человек в силу психического заболевания не контролирует себя. Вот это уже другая ситуация.

Сейчас дело рассматривает квалификационная коллегия судей Новосибирской области. Если она подтвердит претензии следователей, то против судьи Глебовой будет возбуждено уголовное дело по статье "вынесение заведомо неправосудного решения". Судья явно поступила непрофессионально, но доказать это будет сложно, уверен адвокат Московской коллегии адвокатов "Князев и партнеры" Игорь Симонов.

Симонов: Все те доказательства, которые кладутся в основу заявления о передачи ребенка отцу должны били быть изучены. Особо внимательно надо было изучить те основания, по которым отец был лишен прав. Но вопрос привлечения к уголовной ответственности судьи очень сложный. А здесь еще надо доказать, что неправомерное решение принималось умышленно. А это вдвойне не сложно.

А в Новосибирской области теперь вспоминают - 2-летнюю Еву Глотову не раз хотели удочерить приемные родители, но как только узнавали, что за нее собирается бороться родной отец, отступали.