17:26, 12 апреля 2016

Как психи попадают в армию

Одному из подозреваемых в убийстве двух медсестер в Петербурге все время снились мертвые. Собственно, из-за этого он и попал в психиатрическое отделение военного госпиталя. Между тем медкомиссия военкомата никаких отклонений в психическом состоянии у молодого человека не нашла, и он был призван в армию. Как и почему психически больные попадают в войска, разбирался корреспондент "Вестей ФМ" Сергей Гололобов.

Военкомат начинает интересоваться будущим призывником в 16 лет. Именно тогда он проходит первую медкомиссию. Потом, перед призывом в армию, - вторая и окончательная. Военврачи изучают медкарты подростков из детских поликлиник. Туда должны быть внесены все ранее установленные диагнозы. Если, положим, юноша страдал нервной депрессией и об этом есть запись, тогда, конечно, медик на комиссии особое внимание уделит именно этому заболеванию, будет решать - годен или нет, а если да, то в какие войска определять. Но если в детстве никаких диагнозов подростку не ставили и если он внешне здоров, то у военкоматовского психиатра остается один способ выявить какую-то патологию - задать призывнику некие контрольные вопросы, поясняет врач-психиатр Александр Федорович:

"Беда лишь в том, что у этого специалиста минимум времени на то, чтобы понять, что к чему. Задаются абсолютно формальные вопросы. Поэтому вероятность того, что специалист выявит болезнь, определит какое-то отклонение, она, конечно, невелика".

Собственно, лучший помощник психиатра - его опыт, врачебное чутье. Что-то в речи, взгляде, повадках призывника показалось странным - значит, возможно, он не совсем здоров, продолжает Александр Федорович:

"Что-то услышал, увидел, что-то у него в рамках его богатого опыта сработало, что позволило ему чуть детальнее этот случай рассмотреть, чуть поконкретнее с этим парнем поговорить, прежде чем принять решение".

При подозрении на наличие патологии психиатр может отправить юношу на углубленную экспертизу. Но это всё - в идеале. На практике же, когда идет массовый поток призывников, на то, чтобы каждому уделять сколько-нибудь серьезное внимание, да еще долго беседовать с ним, задавая каверзные вопросы, часто просто нет времени. И тогда система выявления больных дает сбои, признает председатель совета директоров Национальной ассоциации объединений офицеров запаса Вооруженных сил Владимир Богатырев:

"По нескольким причинам. Первая. Есть целый ряд трудновыявляемых заболеваний. К сожалению, есть до сих пор и у отдельных представителей военных комиссариатов стремление выполнить план, несмотря на то, что мы не испытываем острого дефицита в призывных ресурсах. И таким образом они если не закрывают глаза на проблемы со здоровьем у призывников, то хотя бы относятся чуть спокойнее".

Раньше среди нежелающих служить модно было "косить" от призыва по психиатрической линии. То есть выдумывать себе какой-нибудь диагноз, с которым в армию не брали. Но это было уже сравнительно давно, когда ещё служили по 2 года, говорит Александр Федорович:

"Тема "откоса" от армии через психиатрию немножечко себя изжила, потому что последствия становятся тяжелыми. У человека здорового, получившего диагноз, возникают очень большие проблемы, которые практически неразрешимы. Потому что даже независимым всевозможным экспертизам снять психиатрический диагноз довольно сложно".

Сейчас, наоборот, обратная тенденция. Люди готовы пойти на всякие ухищрения, скрыть свои болезни, чтобы попасть в армию. Что, собственно, и произошло с Давидом Зиганшиным. Как утверждает его девушка, мертвецы ему начали мерещиться еще задолго до армии. То есть явно тогда он уже был нездоров психически. Но никаких диагнозов не ему не поставили ни в детстве, ни на призывной медкомиссии. Тем более юноша очень хотел пойти служить. И только уже непосредственно в войсках болезнь проявилась, из-за чего, собственно, Зиганшин и попал в психиатрическое отделение военного госпиталя.