Гость - военный эксперт Михаил Ходарёнок

Ведущие "Вестей ФМ" - Евгений Сатановский, Сергей Корнеевский.

ХОДАРЁНОК: Когда тот же самый генеральный инквизитор Томас Торквемада в Испании приезжал в какой-то город, там все сломя голову бежали с доносами, опережая друг друга, чтобы сосед раньше не написал. Тут была похожая ситуация.

САТАНОВСКИЙ: "Тебя за что? А за то, что я первый не успел".

ХОДАРЁНОК: И, по большому счету, опять-таки, был общественный запрос на подобные действия. Потому что появись такая фигура где-нибудь или такие органы в каком-нибудь государстве, где не существовало бы такого запроса, ну, и эта деятельность была бы невозможна.

САТАНОВСКИЙ: А где такое государство? Извините, комиссия по антиамериканской деятельности - в Соединенных Штатах, светоче либеральной демократии. Там такая чистка прошла в послевоенные годы, что и, кстати, и Рейган, и Никсон были самыми что ни на есть стукачами. Писали такие "телеги", что где там тот Лаврентий Павлович Берия, где тот НКВД!..

ХОДАРЁНОК: Да, там отдыхает. Но до гильотины там дело не дошло, до расстрелов - тоже. В основном ограничивались увольнениями.

И, по большому счету, надо ли возвращаться к вопросу о смене какого-нибудь праздника. Я вот думаю, что, наверное, и не надо. Наверное, и не надо, поскольку, во-первых, он укоренен в общественном сознании, и нет запроса на его смену. Ну, вот что сейчас менять, как говорится, коней на переправе! И, опять-таки, в мировой истории вполне достаточно вот таких государственных, я подчеркиваю, праздников, за которыми, в общем-то, ничего не стоит по большому счету. Если кому-то не нравится 23 февраля, то, например, есть национальный праздник Франции 14 июля 1789 года – День взятия Бастилии, когда восставшие массы взяли Бастилию.

САТАНОВСКИЙ: И развалили памятник истории и архитектуры.

ХОДАРЁНОК: Развалили памятник истории и архитектуры. Там сидели несколько уголовников, которые не имели дела вообще никакого …

САТАНОВСКИЙ: Их торжественно освободили.

ХОДАРЁНОК: Их торжественно под звуки фанфар освободили, но, вообще, они не имели никакого отношения ни к политическим процессам, не являлись врагами ни республики, ни короля - никакого отношения к Французской революции эти люди не имели. Но тем не менее что такое сейчас 14 июля? Национальный праздник, парад, это кавалерия, это танки.

КОРНЕЕВСКИЙ: Истребители летают, я видел.

ХОДАРЁНОК: И истребители, и Елисейские поля, президент. Скажи кому-нибудь сейчас, что вам надо этот праздник поменять, могут и на кол посадить. Вообще-то, кол у французов был не так моден, как гильотина.

КОРНЕЕВСКИЙ: Но могут и на кол.

ХОДАРЁНОК: Но могут и на кол, если погорячиться.

САТАНОВСКИЙ: Вы в смысле гей-парадов?

ХОДАРЁНОК: Нет.

КОРНЕЕВСКИЙ: Например, смерть через сеппуку.

ХОДАРЁНОК: Да, может быть и такое развитие ситуации. Так что, вот что касается этого праздника. Поэтому, надо, наверное, забыть об этих инициативах на данном моменте, всем пожелать …

САТАНОВСКИЙ: Слушайте, а что, у нас еще есть инициатива что-то отменять? У нас, по-моему, уже заменили революционную дату на изгнание поляков из Кремля, которое произошло ровно 7 ноября. Можно было не менять.

ХОДАРЁНОК: Уж не стал я об этом празднике упоминать, мягко говоря.

САТАНОВСКИЙ: Было очень смешно.

ХОДАРЁНОК: Опять же, сколько с этим праздником ни работают - не укореняется. Всем, видимо, до лампочки эти поляки, которые в 1612 году, потому что уж очень велик исторический разрыв, и этот праздник очень трудно укоренить.

САТАНОВСКИЙ: Хотя вообще Романов Михаил с поляками сидел в Кремле в осаде. Кто их там пригласил, вообще - наши внутренние были, как выясняется, разборки. Там чем глубже закапываешься в то, какой был смысл, тем меньше понимаешь, что празднуем, это точно.

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Видеоверсия программы.