Женщины в армии.

Гость - военный эксперт Михаил Ходаренок.

Ведущие "Вестей ФМ" - Евгений Сатановский, Сергей Корнеевский.

ХОДАРЁНОК: И есть и такие, знаете, утверждения, что, например, 150 немецких летчиков сбили 45 тысяч советских самолетов. У них у многих на счету по 200, 300 самолетов. И вот некоторые даже, знаете, до какой точки зрения доходят - но это, естественно, с той стороны: что германский, я подчеркиваю, германский организм приспособлен лучше для выдерживания вот этих перегрузок.

КОРНЕЕВСКИЙ: Ну, они же сыны Валькирии, наверное, там все.

ХОДАРЁНОК: Да, видимо, исходя только из этого тезиса. Вернемся к женскому истребительному авиационному полку: все женщины, которые принимали участие, работали как фронтовые летчики-истребители, все были сбиты, все погибли. И, опять-таки, а смысл? И вреда большого, надо прямо сказать, врагу не нанесли, ну, и все, естественно, погибли! И все-таки, наверное, для них могло бы найтись и более разумное применение, рациональное. К примеру, в качестве летчиков-инструкторов в учебных полках, например. У многих женщин был солидный, кстати говоря, налет и на истребителях, и на бомбардировщиках. Ведь есть совершенно невероятные цифры: у нас за годы войны наша авиационная промышленность произвела более 100 тысяч самолетов. Как вы думаете, сколько из них было разбито в результате летных происшествий? То есть не в бою потеряны, а вот взлет, посадка.

САТАНОВСКИЙ: 20%.

ХОДАРЁНОК: Если бы 20! Больше половины! Больше половины истребителей потеряны…

САТАНОВСКИЙ: Вы серьезно, что ли?

ХОДАРЁНОК: А когда я с вами шутил, Евгений Янович?!

КОРНЕЕВСКИЙ: Тут не до шуток!

ХОДАРЁНОК: Вот совершенно невероятные цифры! Вот это стоило так напрягаться, например, промышленности, рабочим, инженерно-техническому составу.

САТАНОВСКИЙ: Почему?

ХОДАРЁНОК: В результате слабой летной подготовки. Кстати говоря, за небоевую потерю пилот обычно следовал строевым шагом куда?

КОРНЕЕВСКИЙ: На расстрел?

ХОДАРЁНОК: В штрафной батальон! И там искупал вину перед Родиной.

КОРНЕЕВСКИЙ: Если выживал.

ХОДАРЁНОК: Да, если выживал, конечно. У бомбардировщиков эта цифра, кстати, чуть поменьше, но тоже очень велика, по-моему, где-то 40-45%. И, собственно говоря, можно было женщин и там использовать. И, опять-таки – не самое все-таки это лучшее применение для женщины, заставлять их, например, участвовать в воздушных боях. Я это к чему говорю? Что вот сейчас тоже намечается феминизация армии, и они уже принимают участие в парадах, их все больше в составе разного рода войсковых частей и соединений…

КОРНЕЕВСКИЙ: Но в бой-то пока они не идут, в бой пока идут одни мужики.

ХОДАРЁНОК: В армии, в мирное время, это, конечно, смотрится очень даже хорошо, и может опять-таки вызывать слезу умиления. Но вот когда мясо полетит клочьями в разные стороны, вот тут тогда и вспомнишь об этом.

САТАНОВСКИЙ: Ну, хотелось, чтобы мужское, конечно, летело, а не женское. Лучше, чтобы никакое не летело…

ХОДАРЁНОК: Да.

Полностью слушайте в аудиоверсии.