Европейский кризис.

Гость - президент Российской Ассоциации евро-атлантического сотрудничества Татьяна Пархалина

Ведущие - Евгений Сатановский и Сергей Корнеевский.

ПАРХАЛИНА: Я, к величайшему сожалению, характеризую этот период как такую облегчённую холодную войну, или гибридную холодную войну, и я вижу 4 характеристики холодной войны. Когда мои коллеги пытаются мне оппонировать и говорить, что нет, ну, вот тогда же было не совсем так и… Совсем не так было! Но и нельзя сравнивать эти периоды. Была биполярная конфронтация, был соцлагерь и так далее, сейчас всего этого нет. Но я хочу назвать сегодня 4 характеристики холодной войны. Первое – мы и Запад уже живём в парадигме взаимного сдерживания и тестируем оборону друг друга (вот все учения НАТО и России, или России и НАТО). Это первое. Мы живём в состоянии экономических войн (это санкции – контрсанкции). Мы живём в состоянии не идеологического противостояния, а, скажем, ценностного противостояния, поскольку Европа претендует на отстаивание ценностей постмодерна, в том числе и в сфере безопасности, а Россия претендует на отстаивание традиционных ценностей. Ну, и, наконец, противостояние в третьих регионах – это четвёртый признак холодной войны. Это, в данном случае…

САТАНОВСКИЙ: Да хоть бы Сирия!

ПАРХАЛИНА: Да хоть бы Сирия, да. Ближний Восток. Это - третий регион.

САТАНОВСКИЙ: Да и Ливия.

ПАРХАЛИНА: И Ливия тоже, да. Так вот, в этих условиях, когда мы находимся в состоянии тяжелейшего кризиса отношений с Западом, нам необходимо обращать особое внимание на состояние трансатлантических отношений. То есть на состояние отношений между Европой и Соединёнными Штатами. Не оправдались надежды части нашего политического класса и части экспертного сообщества, скажем, на то, что мы можем…

КОРНЕЕВСКИЙ: Стравить?

ПАРХАЛИНА: Стравить – это позже, но сначала были надежды на то, что в связи с победой Трампа удастся заключить…

САТАНОВСКИЙ: Ну, да…

ПАРХАЛИНА: …сначала большую сделку – думали даже некоторые, скажем, не совсем реалистически мыслящие эксперты. Они думали, что возможна даже большая сделка;  потом стали думать о малой сделке, но сейчас совершенно ясно, что не получается. Сделки с Соединёнными Штатами не получается.

САТАНОВСКИЙ: По объективным причинам. Ну, что ж теперь поделать?! Так оно устроено.

ПАРХАЛИНА: По объективным. По объективным. Так оно устроено. Но вот тогда мне ряд моих коллег говорил: "Вообще, мы сейчас договоримся с Вашингтоном, забудь о своей Европе".

САТАНОВСКИЙ: Ой, договорились!

ПАРХАЛИНА: Так вот, в условиях нового этапа трансатлантических отношений и кризиса России в отношениях с Западом нам ни в коем случае нельзя забывать о Европе. Мы заинтересованы - я считаю, что мы, Россия, заинтересованы в том, чтобы Европа смогла выйти из этого кризисного состояния, из этих нескольких кризисов, и мне представляется, что наш партнёр, непростой партнёр... Я не хочу сказать, что вот, скажем, мы, извините, очертя голову должны броситься в европейские объятья - ни в коем случае! Тем более, Европа сейчас не очень желает - после событий в Крыму и на Украине - эти объятья раскрывать. Но мы, конечно, заинтересованы в стабильной Европе, в том, чтоб Европа преодолела все эти кризисы и чтоб у нас с Европой было, конечно, прагматическое сотрудничество.

Полностью слушайте в аудиоверсии.