Повышение пенсионного возраста.

В студии – Евгений Сатановский и Сергей Корнеевский.

САТАНОВСКИЙ: Радость от возвращения в эфир, с одной стороны, несколько омрачена тем, что я теперь выйду на пенсию на год позже. С другой стороны – да мне по барабану! Я, вообще-то говоря, ничего другого все равно и не ожидал.

КОРНЕЕВСКИЙ: Вы, наверное, и не собирались, правильно я помню?

САТАНОВСКИЙ: Я вообще бы не хотел дожить до пенсии – многократно об этом говорил, в том числе нашему министру здравоохранения госпоже Скворцовой. Потому что я подозреваю, что ничего хорошего я там, в принципе, не увижу. А если я там ничего хорошего не увижу, чего мне туда рваться? Согласитесь, это было бы как-то уж очень странно.

На самом деле, я не очень понимаю, чего вопли-то вокруг этого всего? "А-а, пенсия!". Ребята, во-первых, расслабьтесь: никому не будет лучше, если вы получите по инфаркту и до пенсии не доживете в любом случае ни до какой – ни до закона, ни до не до закона. Во-вторых, сами виноваты: а чего мы жить начали дольше? Тут ведь никакое правительство не устоит перед искушением.

У меня все было просто: пенсия, вообще-то, должна быть мне выдана с 50 лет. У меня – "горячий" стаж. Многие из моих соратников по заводу "Серп и молот" уже на тот свет отправились, причем не с 55, а именно что с 50. Ну, и что? Я что – верю, что я ее получу? Нет. У меня папа не получил пенсию – умер. У меня тесть не получил пенсию – умер. Рано умерли: папа – от инфаркта, тесть – от рака легких, потому что был великий сварщик. И когд ему что-то стало нехорошо, его полгода лечили, по тогдашней медицине – в 80-е, от плеврита.

КОРНЕЕВСКИЙ: Ну, медицина была "не айс" никогда у нас!

САТАНОВСКИЙ: Он еще сварил вокруг института ограду. После чего выяснилось, что это – никакой не плеврит, а рак легких уже с метастазами. Его выписали умирать домой, и спасти его было бессмысленно и невозможно!

КОРНЕЕВСКИЙ: Ну, в 80-е, наверное, нигде бы не спасли от такого?

САТАНОВСКИЙ: Да нет, было по-разному. Как ни странно, одного из моих очень близких родственников умудрились от рака легких вылечить методами абсолютно ненаучными. Они – геологи, поэтому моя тетя вытащила его, заставив якутских шаманов там что-то сотворить. Они угольщиками были, бегали по разрезам разным в 50-60 годы. Набрались связей с людьми, которых современная наука явно бы не полагала способными что-то сделать. А вот они его и вытащили! И умер он уже только недавно -вот в 2010-х. Так, на минутку – почти 40 лет разница! Бывало и такое.

Теперь давайте мы вспомним: у нас как там, вообще, всю жизнь с пенсиями было, которые, впрочем, не так уж давно нам ввели, а еще и в 60-е годы – только ввели колхозникам? Если кто-то думает, что у нас пенсии были всю жизнь – черта с два! Там прям после революции первое, что сделали – ввели пенсии... Да нет!

Также в программе:

Почему Украина перекрывает воду из российского Днепра в Крым.

Полностью слушайте в аудиоверсии.