О том, как живёт сегодня Страна восходящего солнца, рассказал японист, дипломат, историк Константин Виноградов.

ВИНОГРАДОВ: Российско-японское сотрудничество развивается… Ну, вернее, как развивается: всё вверх идёт, в общем-то, какими-то интересными моментами. И вот начинаешь общаться с каким-нибудь большим японским бизнесменом: “Да, я отдал, допустим, свою дочку в русскую школу. Хочу, чтоб она училась. И сам я глубокий симпатизант, и вообще, в России провожу половину месяца”.

КОРНЕЕВСКИЙ: А что может японца интересовать в России, бизнесмена японского?

ВИНОГРАДОВ: Вы знаете, вот как сказать, вала, огромных каких-то оборотов и движений товаров, наверное, у нас нет, рассчитывать нам на это не приходится всё-таки. Большие движения есть между теми, кто очень много производит. А Россия в основном производит для себя, и за рубеж мы, в общем-то, понятно, поставляем в основном товар невысокой степени переработки.

КОРНЕЕВСКИЙ: Японии, наверное, не нужна высокая степень переработки. От нас по крайней мере.

ВИНОГРАДОВ: Но, допустим, возможен обмен какими-то очень высококлассными технологиями, например, в сфере инжиниринга. Японские компании же очень большой вклад делают в строительство, которое осуществляется сейчас на нашем севере. Это газовые терминалы, заводы. Допустим, мост на остров Русский – прекрасное, великолепное детище наших инженеров, но канаты, тросы стальные, которые его поддерживают, они японские.

САТАНОВСКИЙ: А санкции? Или они не обращают внимания?

ВИНОГРАДОВ: Ну, мост на остров Русский строили, в общем-то, до них. С санкциями вопрос сложный, это, знаете, отдельный разговор. Отдельный, долгий и сложный. В принципе, конечно, как мы неоднократно говорили, Япония находится под очень плотным контролем Соединённых Штатов. Контроль этот начался не вчера, выстраивался он десятилетиями, и, конечно, отформатирована Япония американцами, ну, по самое не хочу. И поэтому, конечно, тут прорывы могут произойти только после каких-то грандиозных международных перемен, когда, так сказать, японский бронепоезд захочет сменить рельсы. Но пока он катится по рельсам, заданным…

КОРНЕЕВСКИЙ: В Вашингтоне, да?

ВИНОГРАДОВ: Да, в послевоенные годы.

Полностью слушайте в аудиоверсии.