программа: Курс недели
15:08, 01 апреля 2019

Пока нет альтернативы российским нефти и газу, любые санкции – не смертельны

Гость – доцент кафедры финансовых рынков и финансового инжиниринга РАНХиГС Сергей Хестанов.

Ведущий – Павел Анисимов.

ХЕСТАНОВ: История с динамикой рубля в конце прошлой недели и, соответственно, сегодня на открытии торгов является классической. То есть рынок реагирует чисто эмоционально: негатив, распродажа, снижение стоимости российской валюты. Проходит время, приходит понимание, что, в общем-то, ничего особо страшного-то и не произошло – и рынок тут же двигается в обратную сторону. Это – классическая ситуация, более того, это – очень характерная реакция для всех финансовых рынков, в общем-то, на любую информацию, объективность которой оценить довольно сложно.

Мне кажется, что до тех пор, пока на рынке отсутствуют в значимом количестве альтернатива российской нефти и газу, какая бы санкционная риторика ни звучала, в реальные последствия для российской экономики новые санкции не выльются. Даже если пофантазировать и предположить, что кто-то из крупных российских банков попадет под санкции (теоретически, это нельзя исключить; с другой стороны, это и невозможно объективно спрогнозировать), то даже это для российской экономики в целом – достаточно нейтрально. Поэтому мне кажется, пытаться делать далеко идущие выводы из заявлений политиков и, тем более, преломлять это в анализ курса рубля, ну, может быть, какие-то абстрактные интересы и представляет, но на практике это занятие – почти бесполезное. Мы уже много раз видели подобный сценарий: грозные заявления, рубль падает, проходит какое-то время – ничего особо страшного не происходит, и рубль восстанавливается. Нефть стоит достаточно дорого.

АНИСИМОВ: Не только дорого, но она и растет на полтора процента в день – это очень хорошо!

ХЕСТАНОВ: Цена на нефть намного превышает те цифры, которые заложены в российский бюджет. У нас уже больше месяца, наверное, размер международных резервов превысил внешний долг (не только государственный, но и совокупный внешний долг то есть – и государственный, и корпоративный).

АНИСИМОВ: Корпоративный – гораздо больше, чем государственный!

ХЕСТАНОВ: В наше время – да! Хотя, если слушатели помнят эпоху в районе 1998 года, вот тогда была обратная ситуация – большой государственный и маленький корпоративный. Но, в любом случае, наши резервы перекрывают сумму вообще всего внешнего долга.

В этих условиях оснований сильно бояться каких-то санкций... Понятно, что любые санкции создают неудобства, заставляют перестраивать те или иные отношения, денежные потоки – то есть нельзя сказать, что санкции совсем уж ни что не влияют!

Полностью слушайте в аудиоверсии.