Трагедия в Североморске.

Гость – военный эксперт Михаил Ходаренок.

В студии – Евгений Сатановский и Сергей Корнеевский.

ХОДАРЁНОК: Этот корабль (на котором произошёл пожар – ред.) не несет вооружения, не относится к каким-либо нашим современным перспективным программам оснащения отечественного военно-морского флота – он вообще не несет никакого вооружения! Но, по большому счету, его деятельность очень важна в том плане, что он действительно обеспечивает жизнедеятельность военно-морского флота по очень многим аспектам. Потому что, все-таки, знать состояние дна – это очень важно! И его аппаратура, тот же самый профилограф, позволяет даже обнаруживать предметы на заиленных участках морского дна.

КОРНЕЕВСКИЙ: А какой принцип работы у профилографа? Я вообще не представляю, что это такое!

ХОДАРЁНОК: Название достаточно хитрое!

КОРНЕЕВСКИЙ: Я даже не могу вычислить ни одного знакомого слова!

САТАНОВСКИЙ: Профиль!

ХОДАРЁНОК: Профиль, да! Это – разновидность гидролокатора, который облучает морское дно и получает требуемые характеристики. Но устройство действительно сложное, что тут говорить! Многие вообще слышали о нем первый раз в жизни – профилограф! До этого никто ничего подобного не слышал!

Что в этом плане стоит сказать? Конечно, что самое катастрофическое, что может быть на любой из подводных лодок – это пожар! Пожар, тем более, на глубине. Как правило, ситуация в этом случае развивается очень быстро, лавинообразно; тех же самых индивидуальных дыхательных аппаратов хватает на 15 минут. Есть, конечно, коллективные средства спасения, есть, конечно, системы пожаротушения. Но если пожар принял размеры, с которыми они уже не справляются, то, действительно, начинается катастрофическое развитие ситуации. И в этом плане встает вопрос – или задраивать межотсечные люки, чтобы не дать распространиться огню дальше, но при этом придется пожертвовать частью экипажа. Потому что такой закон морской, что, когда задраиваются межотсечные люки, личный состав, который остался в отсеке, иногда, как ни неприятно это говорить, скорее всего, погибнет!

Видимо, как раз возникла такая ситуация.

САТАНОВСКИЙ: Иначе погибнут все!

ХОДАРЁНОК: Иначе! Как сказал Евгений Янович, он, как всегда, опережает ход моей мысли – иначе погибнут все и погибнет корабль, вот так!

САТАНОВСКИЙ: Просто ничего невозможно предположить другого, нет других средств!

ХОДАРЁНОК: Иногда даже бывают такие случаи, как, например, с подводной лодкой К-56, это было еще несколько десятилетий назад, когда она столкнулась с судном «Академик Берг». Причем на этой лодке находились в этот момент 2 экипажа, представители промышленности. Она возвращалась из района боевых стрельб, которые успешно выполнила. Малость расслабились, службу несли не столь бдительно – и вот допустили столкновение с надводным кораблем. Причем удар был такой силы, между первым и вторым отсеками началось столь мощное поступление забортной воды, что вопрос стоял так: сейчас лодка утонет, и все! Другой альтернативы просто не было!

Полностью слушайте в аудиоверсии.