80 лет халхингольской операции.

Гость – военный эксперт Михаил Ходарёнок.

Ведущие – Евгений Сатановский и Сергей Корнеевский.

ХОДАРЁНОК: По официальным данным, 1 января 1943 года (заметьте, 1 января!) на участке дивизии немецкие войска произвели неожиданный артналет и атаку, взяли пленных, заняли первую траншею, и только к полудню советские войска восстановили положение. И в результате командиров полков и батальонов лишили наград и званий, командира дивизии Богданова сняли с должности, и в тот же день заменили дивизию на передовой, отвели ее в тыл. Ну, темная история, опять-таки. Таких случаев, что немцы кого-то потеснили, ворвались туда-то, потом их вывели оттуда...

КОРНЕЕВСКИЙ: Это война! Такое бывает!

ХОДАРЁНОК: Это война, в конце концов! И тут сразу снять командира дивизии, командиров полков, лишить наград и званий!

САТАНОВСКИЙ: Это что-то больно круто!

ХОДАРЁНОК: Что-то тут не то! Но, опять-таки, никаких данных, что там было на самом деле, в общем-то, нет.

САТАНОВСКИЙ: То, что вы рассказываете, означает, что мы вообще не знаем, что происходило!

ХОДАРЁНОК: Да! Но вот товарища Богданова назначили после этого командиром полка в звании генерал-майора. Он им успешно командовал, потом стал заместителем командира воздушно-десантной дивизии. Ну, воздушно-десантная дивизия во время войны – в основном усиленная пехота. Ни о каких десантных операциях...

В общем, через непродолжительное время его назначили командиром воздушно-десантной дивизии. Потом – 8-й гвардейской, и потом – 107-й гвардейской стрелковой дивизии. И вот люди, его знающие, знающие Богданова, характеризуют его как отличного методиста, офицера исключительно широкого военного кругозора и больших знаний. Лично руководил многими учениями, например, и так далее. Все-таки закончил войну в звании генерал-майора и командира дивизии. Умер в 1969 году, похоронен с воинскими почестями в Риге.

Возникает вопрос: а что же ты молчал, если ты внес наибольший вклад в победу на Халхин-Голе? А мне что-то говорит о том, что он был умный человек, и не вылезал со своим мнением в те лихие времена. Потому что ничего, кроме неприятностей, он бы не получил, может быть, за исключением, ну, хорошо, если все бы обошлось. А так бы еще бы к нему могли быть применены меры какого-нибудь принудительного лечения по тем-то временам, если бы он сказал: «Да не Жуков там герой, а я внес там основной вклад!».

Но вот об этом человеке никто и ничего не знает, никто ничего не говорит. Вполне возможно, что он оставил какие-то воспоминания личного характера, которые хранятся в семье. Может быть! Но, может быть, и нет!

Полностью слушайте в аудиоверсии.