Аварийная посадка Superjet в аэропорту Шереметьево. Корреспондент «Вестей ФМ» Сергей Артемов – о хронологии событий.

О том, что могло стать причиной трагедии, рассуждает Юрий Сытник, заслуженный пилот России.

О метеоусловиях в момент авиакатастрофы рассказывает Евгений Тишковец, ведущий специалист центра погоды «Фобос».

Ведущие «Вестей ФМ»Александр Андреев и Ольга Подолян.

ПОДОЛЯН: Самолет Sukhoi Superjet 100, на борту которого находились 78 человек, аварийно приземлился и загорелся в аэропорту Шереметьево. По последним данным, 41 человек погиб, госпитализированы, по информации Министерства здравоохранения, 6 человек. Наш специальный корреспондент Сергей Артемов всю ночь работал в аэропорту Шереметьево, у него последняя информация и хронология событий. Сергей, приветствую!

АРТЕМОВ: Здравствуйте, коллеги!

ПОДОЛЯН: Ждем подробностей, что происходило вчера в аэропорту Шереметьево. Я знаю, что ты общался с теми людьми, которые летели этим рейсом. Ты видел, что происходило и с психологической помощью, и поддержкой, и наблюдал всю картину того, что происходило вчера.

АРТЕМОВ: Картина была очень тяжелая, все разворачивалось в терминале B. Я приехал час спустя после появления информации о том, что произошла эта аварийная посадка, и тогда еще информационные ленты говорили о четырех пострадавших – раненых в результате этой аварийной посадки, затем – о пяти. Позже появилась информация о том, что 10 пострадавших, затем один погибший и пятеро раненых, потом уже, к сожалению, печальная информация росла как лавинообразный ком. Когда я подъезжал к аэропорту, в сторону Москвы и Зеленограда машины скорой помощи и машины Центра медицины катастроф Федерального медико-биологического агентства неслись на полной скорости, поэтому можно было представить, что ситуация очень сложная. Потом Вероника Скворцова в начале первого ночи, уже 6-го мая, подтвердила, что очень много пассажиров получили, по ее словам, даже не сколько серьезные ожоги 1-й и 2-й степени, мы знаем, что это не очень страшные ожоги, потому что ожоги 3-й и 4-й степени тяжести гораздо более сложные для организма, а вот особо министр выделила так называемые термотравмы, связанные с вдыханием ядовитых паров – плавление пластика, плавление краски на борту самолета, плавление многочисленных проводов и самое неприятное – это угарный газ от сгоревшего керосина. Как многие видели на видеосъемках, было сплошное море огня вокруг самолета, и люди выходили по всей длине этого лайнера, там 20 рядов, с задней части до передней, где были выпущены два трапа и, естественно, вдыхали эти самые ядовитые пары. В общем, это очень тяжелая история, особенно тяжело было воспринимать это родственникам.

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Смотрите видеотрансляцию из студии «Вестей ФМ»