Трагедия в ХМАО: почему трассу Ханты-Мансийск - Тюмень называют "дорогой смерти"? Почему местные власти не спешат решать локальные проблемы? Зачем Украине нужен статус ядерной державы? Эти и другие темы в эфире "Вестей ФМ" обсуждают Сергей Михеев и Сергей Корнеевский.

Корнеевский: На выходных произошла страшная трагедия, жуткая авария, погибли двое взрослых, 10 детей. Они занимались спортивной акробатикой. Ехали днем в воскресенье в Ханты-Мансийском автономном округе, и на федеральной автодороге Тюмень - Ханты-Мансийск автобус столкнулся с грузовым автомобилем, двумя легковыми машинами. В общем, есть погибшие. Причем эту дорогу, эту трассу, Тюмень -Ханты-Мансийск ее называют местные "дорогой смерти".

Михеев: А почему?

Корнеевский: Дело в том, что она очень узкая... У нас часто бывает так, что дорога - две полосы, то есть обгон невозможно совершить нормально, если перед тобой едет какой-то грузовик, то происходит такая "гусеница". И вот они едут. Не все выдерживают скорости, потому что часто грузовые автомобили идут с перегрузом, едут медленно, это во-первых, а во-вторых, часто стараются эту дорогу пройти местные почему-то за световой день, потому что ночью там тяжело ехать. И эти аварии там происходят постоянно. Ну не такие страшные, резонансные на всю страну, но люди там гибнут, и аварии там происходят постоянно. При этом, понятно, нет карманов для обгона, как это называется, и нет, я так понимаю, какой-то инфраструктуры достаточной для того, чтобы люди не пытались на огромной скорости преодолевать вот эти сотни километров за один световой день, который там, кстати, очень короткий. Как вы считаете, почему так, почему не могут нормально сделать дорогу?

Михеев: Вообще, я в тех краях неоднократно бывал, правда, в последний раз уже довольно давно, и в том числе ездил на машине в Нижневартовск, Нефтеюганск, Ханты-Мансийск... Наличие дороги - это вообще уже неплохо, если честно.

Корнеевский: Для тех краев, да.

Михеев: Да. Потому что зимой приходится ездить по зимнику. Я несколько раз попадал в ситуацию, когда едешь по зимнику, по руслу реки замерзшей...

Корнеевский: Это и есть зимник?

Михеев: Нет, это не обязательно всегда зимник, но русло рек, конечно, используются. Скажем, если впереди прошли лесовозы или какая-то тяжелая техника, они продавливают, и ты на какой-нибудь "четверке" застреваешь в этой каше и понимаешь, что потихоньку ты идешь на дно. Вернее так, скажем, "четверка" на дно не уйдет, но по самые колеса, а это такая смесь вода со льдом... Вылезти она оттуда не может, ну и так далее. Ну и там, конечно, такие края суровые, и случаи там бывают разные. Что касается конкретно этой дороги. Не знаю, наверное, действительно можно было бы как-то подумать над тем, чтобы вложить деньги и расширить ее или снабдить освещением, или сделать хотя бы местами карманы для обгона. В конце концов - Ханты-Мансийский автономный округ небедный, денег там немало, это нефтяные деньги в первую очередь. И в общем, можно было бы, мне кажется, вложиться в дорогу запросто. Если поездить там по городам, иногда смотришь, там такие строят красивые и дорогие гостиницы, или такие красивые дорогие административные здания, и вообще, деньги там есть, что называется, деньги там водятся, почему бы им не заняться этой дорогой, тем более, как вы говорите, это федеральная трасса...

Корнеевский: Я думаю, что, может быть, поэтому? Вся проблема в том, что размазана ответственность?

Михеев: Может быть и поэтому. Потому что федеральная трасса находится на федеральном бюджете. Я не знаю этих тонкостей, кто там за что отвечает. Но если местные называют эту автодорогу "дорогой смерти", то можно было бы и местным властям подумать по поводу того, чтобы ее привести в порядок, в конце концов, там вообще дорог не так уж и много.

Полностью слушайте в аудиоверсии.