Перспективы развития космической отрасли России Сергей Михеев и Сергей Корнеевский обсуждают в эфире "Вестей ФМ" с независимым экспертом по космосу, членом-корреспондент Российской академии космонавтики Андреем Иониным

ИОНИН: Если одним предложением  из двух даже слов, то отрасль реформируется. Проблема на самом деле самая большая в том, что  реформировать это все надо было очень давно. Космические отрасли других стран, которые были созданы - американская, европейская, они прошли вот этот  этап реформ, который на глаз выглядел как укрупнение предприятий, интеграция активов, как бы сведение все в один кулак, он прошел где-то  в конце 80-х начале 90-х годов. Если бы мы тогда, в 90-х годах, если бы не состоялось вот это негативное событие 1991 года, если бы не произошли 90-е годы, то мы и прошли бы эти реформы, то, в принципе, состояние, конечно, отрасли было бы гораздо лучше. Но 90-е годы были потеряны, просто отрасль выживала, там было не до реформ, было просто выживание. И выжила она, если оглядываться назад, по сути, на том запасе, который был создан: на материальных даже активах – ракетах, спутниках, потому что Советский Союз все делал с запасом, все лежало на складах, в арсеналах. Вот, собственно, до конца 90-х годов, в принципе, на этом запасе можно было не делать новые ракеты, те же самые "Протоны", а доставать их из арсеналов и запускать. На запасе технологий, которые были созданы в советское время, и просто на человеческом потенциале, потому что в отрасли, безусловно, в советское время работали люди, для которых это было – всё.

Я могу по себе судить, потому что я пришел учиться на космическую тематику в 1978, потом 5 лет мне посчастливилось, я считаю, посчастливилось, застать самое, если не героическое время, но самое творческое время на Байконуре – это с 1983 по 1988. Именно в эти годы были два запуска нашей "Энергии" – ракеты, один пуск с "Бураном", была ракета "Зенит", испытывались новые боевые комплексы. Ну, это был такой творческий расцвет, я считаю, Байконура. Поэтому я могу с уверенностью сказать, что, конечно, энтузиазм был внутренний, то, что на капиталистических предприятиях или современных российских пытаются достичь всяким хитрыми способами. Вот это внутренняя мотивация, то там она как-то сама собой происходила. И на этом энтузиазме, по сути, вот эти 90-е годы. 

Полностью слушайте в аудиоверсии.

r