Ситуация вокруг Северной Кореи: станет ли Китай сотрудничать с США в вопросе её "приструнения"? На чём держатся режимы, подобные северокорейскому? Могут ли северокорейские элиты продаться Западу? Эту и другие темы в эфире "Вестей ФМ" обсуждают Сергей Михеев и Сергей Корнеевский.

МИХЕЕВ: Фактически в Северной Корее мы видим возникновение квазимонархической династии. То есть то, что это династия, это совершенно точно.

КОРНЕЕВСКИЙ: Ну, уже три ступени, да.

МИХЕЕВ: Потому что ничего подобного ни в одной стране, провозглашавшей себя там социалистической, не было. Была такая де-факто "монархия" в Советском Союзе, когда один лидер сменял другого по факту смерти. То есть в Советском Союзе ни один лидер не пришёл, скажем, в результате… ну, до того, как другой умер. И хотите – не хотите, нам нравится – не нравится, но, по сути, это признак монархического правления. Квазимонархического правления, да? Но Северная Корея пошла ещё дальше. Северная Корея фактически установила династию по крови. Потому что понятно, что если бы это было не так, Ким Чен Ын имел бы немного шансов стать лидером этой страны. А он стал лидером именно потому, что он продолжатель династии.  

КОРНЕЕВСКИЙ: И он, кстати, внешне очень похож на основателя.

МИХЕЕВ: Он продолжатель династии, он внешне похож. Я думаю, что именно вот на этом… это такой квазирелигиозный культ, на этом, собственно говоря, многое и держится в Северной Корее. Можно рассказывать о преимуществах строя, можно спорить, но совершенно не понятно, а почему это должен быть обязательно внук Ким Ир Сена и сын Ким Чен Ира, с какой стати? А почему никто другой?

Вот, например, в том же Китае, где систему иногда сравнивали, по крайней мере, на первых этапах с северокорейской. Но всё-таки они нашли другой способ замены руководителя, и фактически там коллективно избирается руководитель, и форма правления там серьёзно отличается от северокорейской, отличалась и раньше, хотя по внешним атрибутам можно сказать, что они похожи. На самом деле это совсем другое. Я ещё раз говорю, в Северной Корее установилась реальная монархическая династия этих Кимов, Ким Чен Иров…

КОРНЕЕВСКИЙ: Кимов, да. Фамилия у них Ким.

МИХЕЕВ: Хорошо это или плохо, не знаю. Можно об этом сколько угодно спорить, но по факту это так. И поэтому, несомненно, поклонение лидеру там зиждется на таком вот псевдорелигиозном, или квазирелигиозном, а может быть даже просто религиозном чувстве. Но просто объектами религиозного поклонения избраны представители вот конкретной династии. Ну, плюс есть мощная идеологическая обработка идей чучхе, самой лучшей идеи чучхе в мире из всех других идей чучхе, которые дают им то, что они там дают. Вот что-то они действительно дают. Несомненно, это очень специфическая организация жизни, но всё вместе это работает. Как это долго будет длиться, очень трудно сказать.

КОРНЕЕВСКИЙ: Народ-то ладно, элиты, они же могут оказаться предательскими.

МИХЕЕВ: А, да! Что касается элиты, несомненно, там существует жесточайшая репрессивная практика.

КОРНЕЕВСКИЙ: Говорят, из авиационных пушек там расстреливают периодически.

МИХЕЕВ: Я не уверен, что это правда. Я думаю, что это в значительной степени преувеличение…

КОРНЕЕВСКИЙ: Да, Южная Корея рассказывает об этом.

МИХЕЕВ: Преувеличение вражеской пропаганды. Но то, что там, видимо, шаг влево, шаг вправо – это попытка к бегству, прыжок на месте – провокация, это точно. Я думаю, что там очень жёсткая субординация, очень жёсткая система вот этих "150 поклонов", и очень надо следить не только за словами, но и за жестами, за выражением лица.

КОРНЕЕВСКИЙ: Интенсивность хлопков во время аплодисментов.

МИХЕЕВ: За мимикой, за интенсивностью хлопков. Когда надо плакать, все должны плакать без исключения. Когда надо смеяться, все должны дико смеяться, без исключения. Я думаю, что там система такая: если ты засмеялся, когда всем надо было плакать, и наоборот, у тебя явно будут карьерные неприятности. 

Также в программе: 

внешняя политика США и наркотрафик из Азии.

 

Полностью слушайте в аудиоверсии.

r