Выборы во Франции: как голосуют граждане Пятой республики? Эту тему, а также абсурдную мстительность украинских националистов, заявления КНДР о готовности потопить американский корабль и многое другое в эфире "Вестей ФМ" обсуждают Сергей Михеев и Сергей Корнеевский.

МИХЕЕВ: Это интересно с точки зрения столкновения явно глобалистской платформы с такими правыми антиглобалистами, скажем так, в этом смысле это довольно интересно и показательно. В принципе, происходит примерно так, как мы и говорили в предыдущих наших передачах: во второй тур выходит Макрон и Ле Пен, правда, были даже надежды, что Ле Пен будет первой, на процентик опередит, но тем не менее. Для Ле Пен – это несомненная удача в плане ее личных показателей, показателей партии, но в плане перспектив второго тура, я думаю, что она проигрывает, тоже как опять же мы об этом и говорили.  И мы видим здесь  совершенно очевидный, откровенный заговор. Вот весь этот французский правящий класс, он же плоть от плоти такого европейского и глобалистского евроатлантического правящего класса, все они, несмотря на свои цветовые различения, все объединились против Ле Пен. Вообще все: и Фийон, и социалисты, и анархисты, и так далее, вообще, все.  На мой взгляд, это очевидный признак заговора, просто совершенно очевидный.

КОРНЕЕВСКИЙ: Заговора.

МИХЕЕВ: Да, потому что…

КОРНЕЕВСКИЙ: Заговор мирового…

МИХЕЕВ: Межпланетного.

КОРНЕЕВСКИЙ: Даже межпланетного. Интергалактик, что называется. По крайней мере, это странно, если говорить серьезно, это странно.  Смотрите, в Париже антифашисты, анархисты и левые выходят против Ле Пен, можно сказать, что они против правых радикалов и прочее. Но Ле Пен давно, конечно, не правая радикалка – это совершенно точно. А кроме всего прочего они призывают проголосовать за Макрона, а Макрон – просто махровый глобалист. Макрон обещает сократить социальные выплаты, причем в разы.

КОРНЕЕВСКИЙ: 200 тысяч чиновников собирается выгнать.

МИХЕЕВ: И, казалось бы, за социальные выплаты все левые должны стоять горой, а они фактически поддерживают Макрона. Вот откуда у них такое? Или кто-то их направляет, или  они – полные идиоты, или это – заговор, одно из двух, хотя первое и третье – это одно и то же.

КОРНЕЕВСКИЙ: Ну и ничего. Это повторение – мать учения, да.

МИХЕЕВ: Что касается ее конкурентов? Смотрите, все, как один, построились против нее. Все призывают голосовать за Макрона. Зачем? Ну, проиграл и проиграл, уйди с арены. Нет. Они все призывают голосовать за Макрона, потому что, я думаю, это, видимо, какой-то результат вот этого внутриэлитного консенсуса. Нет, ты просто так не уходи. Даже Фийон – да. Ты просто так не уходи, хотя фактически мы тебе обгадили всю твою избирательную кампанию, ты давай скажи, что ты за Макрона.  Нет, ты сделай то, что мы считаем нужным. Я считаю, что это совершенно очевидно.

КОРНЕЕВСКИЙ: Если не скажешь, мы тебя посадим, а если скажешь, может быть, ты еще министром побудешь.

МИХЕЕВ: Я не понимаю, за что его посадят?

КОРНЕЕВСКИЙ: Неужели сложно найти? Столько лет в политике!

МИХЕЕВ: Мне кажется, не за что его сажать, но тем не менее… Фийон, кстати говоря... Я вообще не исключаю, что его купили. Потому что…

КОРНЕЕВСКИЙ: За два костюма, по-моему?

МИХЕЕВ: Возможно.

КОРНЕЕВСКИЙ: Помните, мы с вами обсуждали?

МИХЕЕВ: Потому что как он ведет свою кампанию, я об этом говорил и раньше, честно говоря, какая-то мокрица.

КОРНЕЕВСКИЙ: То есть непрофессионально, не может такого быть?

МИХЕЕВ: Ну, это просто какая-то мокрица.

КОРНЕЕВСКИЙ: Это значит, садится пианистом и не может "Елочку" сыграть?

МИХЕЕВ: Да. Сначала его прижали с женой. Хотя, возможно, там было одновременно и то, и другое. Он думал, что будет лидером, ему показали, как они могут его измазать в грязи, а после этого он сдулся, испугался, заплакал. Ему сказали: ну, давай мы с тобой договоримся, только ты давай сливайся, уже до последнего сливайся… Потому что как он себя вел всю избирательную кампанию, ну, я не знаю, это… Я просто не знаю его как человека, слава богу, но вел он себя как слабак. Сначала с женой: то ли моя жена, то ли не моя жена, то ли работала помощницей, то ли не работала. Вместо того чтобы встать и жестко сказать: "Да, я это сделал, потому что считал нужным", он начал юлить, вилять, оправдываться, просить прощения, извините там, размазывать сопли…

Полностью слушайте в аудиоверсии.