Замоскворецкий суд Москвы приговорил Алексея Улюкаева к восьми годам колонии строгого режима и оштрафовал на 130 миллионов рублей за взяточничество. Эту и другие темы в эфире "Вестей ФМ" обсуждают Сергей Михеев и Сергей Корнеевский.

КОРНЕЕВСКИЙ: Ожидали ли вы такого?

МИХЕЕВ: Ну, я, честно говоря, ожидал такого, я просто не знал… То есть я был уверен, что приговор будет обвинительным, но вопрос в сроке конкретном, да? Почему я был так уверен? Ну, во-первых, потому что всё-таки, судя по тому, что сообщали по этому поводу разные средства массовой информации и источники, факт взятки, скорее всего, имел место быть. Вот. И в целом, например, доводы обвинения звучали для тех, кто за этим следил, убедительнее, чем доводы защиты. Это первое. И второе. Понятно, что в ситуации, когда власть объявила - и давно уже объявила - о борьбе с коррупцией, это было резонансное дело, и просто так вот взять и накануне Нового года оправдать господина Улюкаева и накануне выборов его пожурить немножко и отпустить – конечно, такое представить было сложно.

КОРНЕЕВСКИЙ: То есть вам кажется, что это ещё неудачное время для него оказалось?

МИХЕЕВ: Ну да.

КОРНЕЕВСКИЙ: Немного неудачное.

МИХЕЕВ: И по долгосрочным, и по краткосрочным соображениям всё шло к обвинительному приговору. Вопрос только в том, каким он должен быть. И 8 лет – это строгий приговор.

КОРНЕЕВСКИЙ: Да.

МИХЕЕВ: Это серьёзный приговор. 8 лет строгого режима – я бы даже сказал, это тяжелый приговор на самом деле. Напомню, что обвинение просило 10 лет, ну и, правда, какую-то нереальную совершенно сумму штрафа… 

КОРНЕЕВСКИЙ: 500 миллионов!

МИХЕЕВ: 500 миллионов рублей, да. С ума сойти можно!

КОРНЕЕВСКИЙ: Дали 8 лет и 130 миллионов. Тоже солидно.

МИХЕЕВ: 8 и 130, да. Тоже это огромные деньги всё равно. Я думаю, даже для Улюкаева это огромные деньги.

КОРНЕЕВСКИЙ: Но хотя вот – у него в сумке, если верить, а теперь уже можно говорить, что да – было в сумке… Сколько там, 2 миллиона долларов же было? 2 миллиона – это сколько? 140!

МИХЕЕВ: Нет. 120.

КОРНЕЕВСКИЙ: Ну, примерно по 70.

МИХЕЕВ: Если примерно, то по 58. Сейчас.

КОРНЕЕВСКИЙ: А, сейчас же 58! Смотрите, как я оптимистичен. Да. Ну вот – 120.

МИХЕЕВ: Это так. Но, тем не менее, понимаете, 8 лет – это тяжелый достаточно приговор, и главное, что он почти не отличается от того, что требует обвинение. Как там будет в реальности, сколько Улюкаев на самом деле отсидит, это покажет время. Но в целом, конечно, приговор достаточно строгий. И можно сказать, что он такой, может быть, даже показательный.

Кроме всего прочего, этот процесс вообще рассматривался как показательный с точки зрения борьбы с коррупцией в высших эшелонах власти, потому что федеральный министр – это, несомненно, высшие эшелоны власти.

КОРНЕЕВСКИЙ: А такого, наверно, не было до этого ни разу, чтобы федерального министра…

МИХЕЕВ: Были, были единичные случаи, но не с таким сроком. Я думаю, что, конечно, это демонстрация того, что Кремль действительно борется с коррупцией, в том числе и на очень высоком уровне; ну и это, я думаю, сигнал многим из правящего класса, в первую очередь из высоких чиновников, что шутить с этим не надо. Что на самом деле вот такой стопроцентной брони ни у кого нет. В этом смысле конечно можно сказать, что Сердюков отделался лёгким испугом в своё время. Видимо, тогда время не подоспело, что называется, для подобных изменений, но вот приговор по Улюкаеву действительно демонстративный. Никто не сможет сказать, что, вы знаете, нет никакой борьбы с коррупцией, и всё такое прочее. Это действительно серьёзный знак, сигнал. И я думаю, что если это совместить с высказыванием по поводу коррупции Путина на его пресс-конференции, то тоже картинка выстраивается достаточно логическая.

Полностью слушайте в аудиоверсии.