Сергей Михеев подводит итоги выборов.

КОРНЕЕВСКИЙ: Сергей Александрович, надо сказать, выборы же были беспрецедентно открытыми.

МИХЕЕВ: Да что вы говорите?!

КОРНЕЕВСКИЙ: Да. Был мобилизован избиратель, явка была невероятная.

МИХЕЕВ: Помедленнее, я записываю.

КОРНЕЕВСКИЙ: И у Эллы Александровны Памфиловой получилось зачистить "мёртвые души". Какое-то безумное количество "мёртвых душ", чуть ли, я там слышал, не миллионы. Миллионы! Гоголь просто отдыхает!

МИХЕЕВ: Зачистить из огнемёта.

КОРНЕЕВСКИЙ: Чичиков просто бы обзавидовался.

МИХЕЕВ: Элле Памфиловой, я видел её с утра, ей, конечно, не позавидуешь. Видно, что она провела очень тяжёлую работу. Вот. И на самом деле это непростая ночь для тех, кто занимался выборами. Вот тот, кто когда-нибудь выборы проводил, вот эти последние дни избирательной кампании, а особенно последняя ночь, ночь голосования, подсчёта – это марафон на износ. Ну а для ЦИК – тем более. Ну, давайте про выборы.

КОРНЕЕВСКИЙ: Да. Это наш план работы, так сказать.

МИХЕЕВ: Я понял, да. Ну, давайте теперь это попробуем разжевать. В ходе избирательной кампании я умышленно пытался уходить от расстановки каких-то акцентов. Ну, понятно, что всё равно все говорят, что вот вы все кремлёвские пропагандисты. Я, конечно, кремлёвский пропагандист, в том плане, что Кремль воспринимаю как символ исторической России, и в этом смысле мой выбор совершенно однозначный.

КОРНЕЕВСКИЙ: Вы за Россию?

МИХЕЕВ: Я за Россию, да, причём в её исторической протяженности. И этот выбор сделан сознательно, давно, надежно и однозначно. А кто там в Кремле – это, в общем, уже… ну, в разные периоды жизни там разные люди находятся.

КОРНЕЕВСКИЙ: Это как народ решит по большому счёту, да?

МИХЕЕВ: Ну или как народ решит, или как ещё что-то случится. Ну а в общем и целом мой выбор – это суверенитет России. России как такого цивилизационного феномена. А остальное может и меняться.

Ну, так вот. Хоть и говорили, что мы там всё равно как-то формируем среду (кстати, если это правда, то я это воспринимаю как комплимент), тем не менее, в ходе избирательной кампании я старался вообще этой темы напрямую не касаться. Ну, так, очень вскользь – совершенно умышленно, потому что не хотел никому выставлять оценки, давать, скажем, какие-то рекомендации или, наоборот, кого-то от чего-то отговаривать. Сейчас избирательная кампания закончилась, результаты известны, они меняться не будут. Кстати, какие они?

КОРНЕЕВСКИЙ: Я сейчас зачитаю. Значит, Владимир Путин, ну, по последним данным, 76,65% набрал, Павел Грудинин примерно 12%, Жириновский – 5,5% и Собчак – 1,66%. Ну и остальные там идут дальше.

МИХЕЕВ: Тоже набрали.

КОРНЕЕВСКИЙ: Тоже набрали. Ну, вот 1% Григорий Явлинский набрал.

МИХЕЕВ: А какая по явке окончательная у нас цифра? 67%, что ли?

КОРНЕЕВСКИЙ: Так. 56 миллионов за Владимира Путина проголосовали. Явка – 67,5%. говорят, рекордная явка.

МИХЕЕВ: Ну вот, давайте начнём разбирать все эти дела. Потому что так мы долго не говорили, теперь можно посвятить этому достаточно много времени. Ну, во-первых, по общему результату, что касается явки. Явка оказалась на 2%, по-моему, выше, чем явка на президентских выборах 2012 года. Это говорит о том, что все те, кто делал ставку на снижение явки, все те, кто призывал к бойкому выборов, все те, кто грозился забастовками избирателей, все те, кто рекомендовал не ходить на выборы, проиграли. Причём проиграли с треском. Если было бы хоть какое-то понижение, хотя бы на 1 – 2%, эти 2% можно было бы приписать себе. Ну, потому что в раскладе на общее количество избирателей 2% – это сотни-сотни тысяч людей. Вот. Но явка оказалась даже выше, чем на выборах 2012 года, и это означает, что попытка объявить выборы нелегитимными в связи с тем, что якобы мало пришло народу, она полностью и с треском провалилась.

Полностью слушайте в аудиоверсии.