О санкциях Запада против России в сфере финансов поговорили с профессором РАНХиГС Константином Корищенко.

Ведущие – Сергей Михеев и Сергей Корнеевский.

КОРИЩЕНКО: Особенность американской юрисдикции заключается в том, что они, если хотите, присваивают себе право или имеют право (это уже, как говорится, зависит от модальности) преследовать судебно тех лиц, которые, по их законам, американским, считаются нарушителями этих законов, вне зависимости от того, находятся они на территории США или нет. Российское законодательство построено так, что все наши законы распространяются на наших граждан и на нашу территорию.

МИХЕЕВ: То есть в реальности они, например, могут с подобным запросом обратиться к властям любой страны?

КОРИЩЕНКО: Да. И по определенным основаниям, исходя из того, что имярек обслуживает счета такого-то лица, а это лицо находится под санкциями Соединенных Штатов, и этот имярек нарушает. И эти активы, если они вдруг есть, их тоже можно каким-то образом ограничить.

МИХЕЕВ: И дальше все будет зависеть от решения властей этой конкретной страны.

КОРИЩЕНКО: Да. И дальше будет решение зависеть от судебных властей соответствующей страны. Но, как показывает опыт, при прочих равных, большинство государств или не большинство, но значительная часть государств предпочитает не вступать в споры с американской фемидой независимо от того, правы или неправы. Это как вот была история, если вы помните, очень хорошая с арестом российских активов по делу "Нога" еще давних времен. Тоже сначала арестовывали, а потом, в общем, мы в судах забирали это назад, но первоначально это было.

МИХЕЕВ: То есть у этих частных лиц все их счета и вся их собственность, находящаяся за рубежом, сейчас…

КОРИЩЕНКО: Под риском.

МИХЕЕВ: Под ударом находится.

КОРИЩЕНКО: Под ударом. И, скорее всего, его там и нет, потому что люди – рациональные, понимающие. Что означает публикация вот этих индикативных списков в начале года? Это своего рода, если хотите, последнее китайское предупреждение: "Кто не спрятался, я не виноват". Я утрирую, но тем не менее.

МИХЕЕВ: А чего они хотят от этих людей, на ваш взгляд?

КОРИЩЕНКО: Я бы про людей, может быть, это в меньшей степени обсуждал. Потому что в отношении конкретных имен это, если хотите, своего рода ярлык. Такое решение американских властей означает, что имярек, имеющий такой ярлык, он считается ими замешанным в том-то, помогающим в сем-то, нарушивший еще что-то…

КОРНЕЕВСКИЙ: Он токсичен, по большому счету!

КОРИЩЕНКО: Ну, если хотите. Грубо говоря, это – ярлык! Это в меньшей степени – экономическая санкция, это, скорее всего, санкция пиаровская, политическая в отношении физического лица.

МИХЕЕВ: То есть вы считаете, что не будут реально блокировать счета?

КОРИЩЕНКО: Они бы это сделали, если бы такие активы находились. Я считаю, что большинство наших людей, которые названы в этом списке…

КОРНЕЕВСКИЙ: Фигурантов.

КОРИЩЕНКО: Да, они вполне люди рациональные, понимающие, как устроен этот мир, и, извините за грубость, не подставляющиеся таким образом.

МИХЕЕВ: То есть они эти риски минимизировали.

КОРИЩЕНКО: Да. Потому что эта история длится уже достаточно давно.

МИХЕЕВ: Перевели, переписали, грубо говоря…

КОРИЩЕНКО: Да. Мы все прекрасно понимаем, что вот эти, извините за выражение, напряженности – они возникли, условно говоря, на горизонте 2011-2012 годов и тянутся оттуда.

Полностью слушайте в аудиоверсии.