Возможные версии убийства российских журналистов в Центральноафриканской Республике, а также то, кто и как может использовать трагедию в своих интересах, в эфире "Вестей ФМ" обсуждают Сергей Михеев и Сергей Корнеевский.

КОРНЕЕВСКИЙ: Российские журналисты, которые были убиты в Центральной Африканской Республике, по некоторым данным, понимали язык нападавших. Вот когда это сообщение появилось, многие стали трактовать, что они говорили на одном языке, и что даже, например, по-русски говорили с ними нападавшие.

МИХЕЕВ: По ходу дела, сейчас мы увидим, как у нас на глазах будет слеплена еще одна провокация. И, скорей всего, Россию начнут обвинять в том, что она убила бедных демократических журналистов, которые в Центральноафриканской Республике занимались независимым расследованием. Не имеет смысла тут ходить вокруг да около, эти журналисты, которые туда поехали – трое – они не имели официальной аккредитации, не обращались в посольство. А почему? А потому что они действовали от центра каких-то там расследований Михаила Ходорковского. И как они говорили, пытались расследовать в ЦАР деятельность так называемого ЧВК Вагнера. И они туда поехали, чтобы собирать компромат как бы на российских наемников. Почему сегодня Мария Захарова выступила с заявлением по поводу российских специалистов, которые работают в Центральной Африканской Республике на законных основаниях? Потому что на самом деле эти люди поехали туда собирать именно этот компрометирующий, как, видимо, в центре Михаила Ходорковского замышлялось, материал. И сейчас запросто, я лично не исключаю, что это была намеренная провокация, вот сейчас вокруг нее начнется какое-нибудь новое дело Скрипалей. Типа того: страшная Россия убивает собственных журналистов руками всяких разных наемников. И насколько я понимаю, вот в эту сторону сейчас – независимо от фактов – начинают гнуть всю эту историю всевозможные наши недруги. Ну, сначала давайте скажем про центр Михаила Ходорковского. Самого центра я не знаю, чем они там занимаются, но само по себе имя Михаила Ходорковского оно у меня лично никакого доверия не вызывает.

КОРНЕЕВСКИЙ: Хотя он идеализирован определенных кругах.

МИХЕЕВ: Потому что Михаил Ходорковский – человек, который вообще, честно говоря, особо людьми никогда не дорожил. А если честно, кто не помнит, он когда-то обвинялся в причастности к убийству мэра Нефтеюганска Петухова. В те времена, когда в Ханты-Мансийском автономном округе царил ЮКОС, когда ЮКОС был в расцвете. Вот я бывал в то время в Нефтеюганске, не раскрывая подробности, могу сказать, и встречался, в том числе, с работниками местного отделения ЮКОСа, когда он еще был жив тогда. Так вот, в Нефтеюганске то, что ЮКОС имел отношение к убийству Петухова – ни у кого никогда не вызывало сомнения. И даже некоторые работники ЮКОСа, в основном они отмалчивались, но некоторые работники ЮКОСа тогда в разговорах со мной лично – я это говорю о том, что я лично слышал – в принципе, да, кивком головы, намеками, полунамеками соглашались, что, видимо, их компания имеет к этому отношение. Это я к тому, что для господина Ходорковского люди никогда ценностью не были! И могла ли его эта организация подставить этих людей? Запросто. Вариант один. Вариант два: может быть, ни Ходорковский, ни его центр ничего об этом не знали, но об этом знал кто-то другой. Как известно, Ходорковский сейчас находится за границей, несомненно, в той ли иной степени он находится в центре внимания иностранных спецслужб. Могли ли эти спецслужбы использовать данную ситуацию для организации провокации? Да, на мой взгляд, могли. Да, на мой взгляд, они запросто могли бы это сделать. Третий вариант, который не конспирологический: действительно было нападение с целью ограбления или нападение с целью терроризма. Все-таки надо понимать, что вот в этих африканских странах уже многие десятилетия ситуация крайне нестабильная.

Полностью слушайте в аудиоверсии.