Как осваивали Арктику?

САРАЛИДЗЕ: Здравствуйте, уважаемые слушатели. В студии "Вести ФМ" Дмитрий Куликов, Армен Гаспарян и Гия Саралидзе. Приветствую вас, друзья.

ГАСПАРЯН: Приветствую.

КУЛИКОВ: Здравствуйте.

САРАЛИДЗЕ: Хорошая тема у нас сегодня, я надеюсь на очень интересный разговор. Решили мы поговорить об освоении Арктики, о значении этого события. И не только пройтись по каким-то вехам, как раз это, наверное, не наша задача, а все-таки о более таких глобальных вещах хотелось бы поговорить. И первое, что мне хотелось бы сказать в этой связи, очень часто нас упрекают (не нас конкретно, а вообще – в свое время Советский Союз и потом Россию), что мы, выделяя научные, военные, экономические достижения, какие-то научные собственной страны и граждан нашей страны, все время забываем о вкладе зарубежных ученых, военных и так далее. Я, когда готовился к этой программе, понял, что все фамилии, которые не связаны с нашей страной, но связаны с освоением Арктики, мы в свое время, просто учась в обычной советской школе, мы знали. Мы знали американцев Джона Франклина, Роберта Пири, голландца Виллема Баренца, норвежцев Нансена и Амундсена, итальянца Умберто Нобеле. И даже бегали в кинотеатр и смотрели художественный фильм.

САРАЛИДЗЕ: "Красная палатка", и так далее.

ГАСПАРЯН: И читали пятитомник Магидовича "Эпоха великих географических открытий".

САРАЛИДЗЕ: Вот это уже не все делали, но часть и это знали.

ГАСПАРЯН: Я читал.

КУЛИКОВ: Читали, читали.

САРАЛИДЗЕ: И собственно всегда, со школьной скамьи никогда не забывали вклада тех людей, которые это делали. И для нас Амундсен и Нансен были такими же героями, как челюскинцы или папанинцы. Это такое лирическое отступление. Я вот хочу о чем сказать, начиная наш разговор. Да, безусловно, в Российской империи было и организованное, и не организованное освоение этих территорий. Но все-таки, конечно, удивительно для меня – 10 марта 1921-й год, если вспомнить, в каком положении еще находится тогда молодая Советская республика, и Владимир Ленин подписывает декрет о создании плавучего морского научно-исследовательского института. Районом деятельности этого института стал Северный Ледовитый океан. Это вот каким надо было обладать, ну я не знаю, провидческим, что ли, даром или даром вообще думать глобально, чтобы вот в этот момент думать о таких вещах. Для меня это все-таки вот прямо открытие.

КУЛИКОВ: Ну, ты понимаешь, провидческий дар и управленческий дар – это безусловно, но еще и дань традиции. Потому что если говорить об эпохах великих географических открытий, то у нас, конечно, это же выражалось в освоении, движении на восток. И в принципе из таких древних историй – ну это Дежнев, конечно же, и фактически открытие Севморпути. И движение в Азию, и движение на Дальний Восток через Сибирь – это наш вклад в мировой процесс великих географических открытий. И на них в ряду стоит Дежнев с походом к окончанию материка фактически. Поэтому здесь не только провидческий талант Ленина, но это все-таки и культурно-историческая в хорошем смысле инерция или движение, которое было набрано уже. …

САРАЛИДЗЕ: Армен?

ГАСПАРЯН: Ты знаешь, меня все это время удивляла наша трактовка этих событий, за последние годы. Казалось бы – эпоха освоения Арктики в чудовищных условий, там после разрухи Первой мировой войны, после разрухи эпохи гражданской войны государство находит в себе силы совершить вот этот вот абсолютный прорыв. Находится человек, который в том числе будет этим заниматься. Но вот если сегодня помониторить, условно, медиапространство, то про Папанина мы узнаем не благодаря освоению Арктики абсолютно, а под вопрос ставится, насколько вообще…

КУЛИКОВ: В ЧК он работал или нет.

ГАСПАРЯН: Да. Первое – какое он имел отношение к красному террору, был ли он фигурой самостоятельной при вынесении приговоров и приведении их в исполнение, или он был послушной правой руки Розалии Землячки. Ты удивишься, но, между прочим, этой теме уже книги посвящены. Ты с фонарем будешь искать какие-нибудь работы по освоению Арктики, вышедшие за последние годы, зато вот Папанин и крымское ЧК – это тебе вот парад всех родов войск, на любой вкус. Второй момент – насколько справедливо было присвоение не только Папанину, но и другим участникам экспедиций почетных званий докторов наук, минуя как бы все возможные фазы. Понимаешь, ну это же в чистом виде издевательство над своим прошлым, это же в чистом уже начинает напоминать некое безумие...

Слушайте в аудиофайле!