Заходивший на посадку пассажирский лайнер чуть не попал под огонь сирийской армии, когда она отражала израильскую атаку под Дамаском. В Москве ограничат продолжительность рабочего дня таксистов. Эти и другие темы обсуждают Сергей Михеев и Сергей Корнеевский.

МИХЕЕВ: Что касается Израиля, если честно, все эти маневры там очень опасны! В конце концов, именно из-за них был сбит наш военно-транспортный самолет и погибли наши люди. Из-за них, насколько я понимаю, периодически страдают и другие воздушные суда, и вообще они создают ситуацию крайне опасного воздушного сообщения, особенно в районе аэропорта Дамаска, который (для тех, кто не в курсе) продолжает работать!

КОРНЕЕВСКИЙ: И это, удивительно, кстати!

МИХЕЕВ: Он принимает рейсы, люди туда прилетают, улетают. Мы, правда, когда туда летели, и оттуда садились на базу Хмеймим, и оттуда же улетали, в этом смысле, было поспокойнее слегка. А, конечно, Дамаск – это дело такое, не очень приятное, но, тем не менее! И вот что касается Израиля и его авиационных действий, они регулярно ставят под угрозу, в том числе, пассажирские рейсы, которые там все-таки существуют. Взять – и отменить их в связи с тем, что израильтянам периодически хочется полетать и пострелять, ну, тоже, остановить жизнь в стране. Там и так ситуация непростая, а если еще ее в транспортную блокаду, какое там вообще должно быть сообщение?! Я считаю, что Минобороны наше озабоченность высказывает вполне закономерную. Я сегодня, наверное, пойду в Минобороны, они как раз приглашают на некий брифинг по этому поводу, вот, послушаем, что они скажут, какие подробности они нам засветят. Вообще ситуация там, к сожалению, обостряется. Мы это уже с нашим экспертом Владиславом Шурыгиным очень подробно обсуждали в понедельник в передаче «Война и мир», которая выходит с 21 до 22 часов каждый понедельник. Ситуация, к сожалению, осложняется в связи с этой самой зоной Идлиба. Да, в свое время в принципе этих бандитов можно было бы доконать, что называется, или, по крайней мере, выдавить с территории страны, но под давлением: а) Запада; б) тех же самых турок, которые обещали, что они будут контролировать, – им дали возможность выехать в этот Идлиб. Но они в этом Идлибе очухались, отъелись, подлечились – и взялись за старое, потому что больше ничего, собственно, они не умеют, да и не хотят.

КОРНЕЕВСКИЙ: То есть, получается, никому не выгодно, чтобы в Сирии все успокоилось?

МИХЕЕВ: По-хорошему, их надо было добивать, вот и все!

КОРНЕЕВСКИЙ: А все наоборот хотели сохранить возможность обострения!

МИХЕЕВ: Да! Турки хотели сохранить, чтобы иметь контроль через них за этой территорией. Хотя, как я понимаю, они и не имеют этого контроля все равно, потому что эти люби вообще плохо управляемые. Западникам это было выгодно для того, чтобы на территории Сирии постоянно сохранялся «очаг» людей, которые ведут войну. Их надо было добить, с точки зрения сирийских властей и с точки зрения наших интересов. Вот я считаю, что с точки зрения Сирии, их надо было добить, или, по крайней мере, выдавить с территории Сирии. А другие игроки, на мой взгляд, ведут гораздо менее честную игру в этом смысле. Они тоже говорят: «Да-да, мы тоже за территориальную целостность Сирии, за все прочее!», – а, на самом деле, их действия это не подтверждают.

Полностью слушайте в аудиофайле.