Крушение российского лайнера А321 над Синаем - теракт. Россия усилила работу авиагруппы против террористов в Сирии. На море Россия будет координироваться с Францией. Новый этап борьбы с "Исламским государством"?

Как сработала российская авиация по позиция ИГ. На прямой связи - Игорь Коротченко, главный редактор журнала "Национальная оборона".

Ведущие "Вестей ФМ" - Владимир Соловьёв и Анна Шафран.

Соловьев: Вчера, конечно, тяжелый день был, мощный. Я не знаю, какие у вас были чувства. Думаю, что многие из вас вчера смотрели телевизор. Конечно, после того, как заключение комиссии позволило руководителю Федеральной службы безопасности Бортникову доложить Верховному главнокомандующему о том, что катастрофа аэробуса над Синаем связана с терактом, и после этого выступление Владимира Владимировича и отданные им приказы всем соответствующим ведомствам, я думаю, что все уже ждали и понимали, что что-то будет.

Конечно, жуткая война в прямом эфире, при этом я не знаю, какие у вас были чувства, когда вы смотрели за вылетами наших самолетов, за отчетом, который давали руководители разного ранга и командиры подразделений Верховному главнокомандующему. Гигантский центр управления Министерства обороны, сидит большое количество операторов, связь выводится на монитор из самых разных точек не только нашей страны, но и мира, - все это в прямом эфире.

Вы меня, конечно, простите, но я когда все это вижу, я совершенно по-другому начинаю относиться к завываниям наших экономистов. Нам говорят, что не надо давать деньги на оборону? Вот то, что я видел, показывает, что, во-первых, без наличия военно-промышленной индустрии этого не сделать. Без наличия собственных спутников связи этого тоже не сделать, то есть это требует немалого технического уровня развития страны.

Особенно забавно на этом фоне выглядят все эти лживые эксперты, которые с радостью цитируют... Я все время лишнюю букву вставляю в слове "демократическое", у меня где-то все время "дерьмократическое" проскальзывает. С этим, конечно, надо бороться, потому что никакой демократией в этой прессе не пахнет. Там нет даже попытки другого мнения. Я прочитал статью в Deutsche Welle, и для меня это очень смешно. Заявляет некий Фельгенгауэр (он считает себя военным экспертом) о том, что у России нет возможности нарастить свои авиационные удары. После чего, как вы все знаете, вчера Россия в два раза нарастила мощь авиационных ударов. Ну, качество эксперта видно.

Шафран: Этот эксперт отличился еще и до этого: он же любит рассуждать о том, что Путин подумает и сделает, и как дальше поступит.

Соловьев: Ну, это они все. Также как меня умилил месье Зыгарь. Он написал книгу, в которой прямо сказал, что он специально с Путиным не встречался, когда писал свою книгу о том, что думает Путин, и что 90% его источников пожелали остаться анонимными. Ну, понятно. Почему собственные выдумки надо публиковать с претензией на то, что это чуть ли не серьезная книга? Анекдотично. Даже говорить о них не хочу.

Поэтому вопрос очень простой вам: какое у вас чувство осталось после того, как вы увидели в деле работу российской авиации?

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Смотрите видеотрансляцию из студии "Вестей ФМ"