МВД ужесточило различие между гражданским, служебным и боевым оружием. В "Российской газете" опубликован приказ министра внутренних дел Рашида Нургалиева, который заставит многих производителей и торговцев оружием пересмотреть технические параметры свой продукции. Да и покупатели призадумаются, стоит ли приобретать тот или иной "ствол" или клинок. Приказ утвердил новые криминалистические требования к техническим характеристикам гражданского, служебного и боевого оружия и патронам к нему. С комментариями для "Вестей ФМ" - руководитель стрелкового клуба "Сайга", глава Московской организации союза гражданского оружия Рафаил Рудицкий.

"Вести ФМ": Рафаил, разъясните нам, пожалуйста, что в целом меняется в производстве и применении гражданского оружия?

Рудицкий: Я должен сказать, что этот приказ как нельзя более точно характеризует интеллектуальный уровень его составителей. Это кроме как кретинизмом не назовешь. Во всем мире гражданское оружие, служебное и прочее ничем не отличается, в общем-то, от боевого. Естественно, там снайперские винтовки не продаются в свободном обороте, но это все вопрос оборота оружия. А то, что разрешено в обороте, оно от боевого не отличается. У нас очень долгое время продавались и продаются сейчас, например, карабины Симонова, винтовки Маузер, винтовки Мосина, которые пробивают головку рельса. Понимаете? И ничего страшного не произошло. Это очередная имитация деятельности ведомости Нургалиева. И потом, здесь прямо есть вещи, которые просто идиотские. Например, просто указано, что пневматика не должна стрелять патронами, применяемыми для обычного огнестрельного оружия. Она и так не может стрелять. У пневматики калибр 4,5 - это обычное оружие, которое продается без разрешения. А у "мелкашки" той же самой, самого малокалиберного огнестрельного оружия, калибр 5 миллиметров. Невозможно без необратимых изменений это сделать, зачем это указывать? Второе. Сейчас есть пневматическое охотничье оружие 9-миллиметровое, которое по своим характеристикам не уступает огнестрельному, к тому же бесшумное. Что делать с ним? Потом, сказано, что должна быть возможность идентификации гильз и прочего. Да, все хорошо, но должен сказать, что из наганов гильзы не выбрасываются, из ОСЫ гильзы не выбрасываются, что делать с этим? Понимаете, это называется имитация деятельности.

"Вести ФМ": А вообще хоть какой-то позитив вы видите в этом документе?

Рудицкий: Я не вижу. Понимаете, в чем дело: мы с самого начала были против. Вооруженная общественность была против введения в широкий оборот травматического оружия именно по этим причинам - потому что оно не идентифицируется. Оно стреляет резиновыми пулями. Мы сразу говорили, что это оружие шпаны, это не оружие самообороны. Как оружие самообороны оно совершенно неэффективно. Там эффективен был только один тип оружия, который создавался целенаправленно как оружие самообороны, - это ОСА. Там 4 типа патронов, у вас есть выбор. А остальное - это клоны. Это сделалось на потребу нашим производителям оружия и непонятно, чем было мотивирована заинтересованность МВД. Понятно, но как-то так об этом не скажешь, потому что свидетелей нет. Понимаете, мы были против этого. Именно потому, что оно не идентифицируется.

Полностью слушайте в аудиоверсии.