На воскресном форуме Евросоюза было решено создать "экономическое правительство" - так будут называться регулярные саммиты глав государств и правительств зоны евро. В среду состоится очередной саммит ЕС, на котором будет принят пакет европейских антикризисных мер. Преодолеет ли Европа экономический кризис? На эту тему в утреннем эфире "Вестей ФМ" рассуждал политолог и журналист Михаил Леонтьев.

Кузичев: Давай начнем с Европы, если ты не против.

Леонтьев: Вы напрасно стенали, потому что ровно как раз то, о чем вы стенали, точно не случится. То есть у Европы нет перспектив дальнейшей интеграции, во всяком случае, на ближайшее время, а есть перспектива дезинтеграции. У Европы нет перспектив финансовой стабилизации, вне зависимости от того, какого размера фонд финансовой стабильности они создадут. В общем, в этом смысле они и правы, почему не хотят создавать этот фонд. Потому что они понимают, что размер фонда - это размер дестабилизации на самом деле. Недаром рейтинговые агентства - вредители, конечно, но все-таки они в своем в здравом уме. Да, они грозят понизить рейтинги ведущим европейским странам, потому что что такое эти обязательства? Это долги. Это либо обязательства напечатать деньги, на что Европа пока не соглашается, либо обязательства достать, вытащить эти деньги из реального бюджета. Еще непонятно, что лучше. На самом деле, все это одно и то же. Вот идея о том, что можно деньги напечатать, как американцы делают, и будет людям счастье, и ты никому ничего не должен, она идиотская. Она ситуативна. То есть иначе действует. Это еще один способ просто набрать обязательств. Только эти обязательства иначе оплачиваются, иным способом. А касательно единого европейского правительства... Ну, есть единое европейское правительство. Есть единая армия европейская. Есть единая ПРО даже европейская, вот сейчас создается. Только она не европейская - она американская. Все это есть. Ну, это же сателлит. И история, собственно, вся европейского единства - это совет дружины на самом деле. Есть начальник лагеря, у него постоянная головная боль, он жалуется на нее.

Кузичев: Но совет дружины утверждает начальник лагеря.

Леонтьев: Да, совет дружины и, кстати, все основные государственные функции, в общем-то, самые главные выполняет, собственно, администрация лагеря, а не пионерское самоуправление. Европа не субъектна. Речь идет даже не о том, насколько серьезные вызовы перед ней стоят, а речь о том, что она в меньшей степени, чем кто бы то ни было, вообще способна адекватно реагировать на вызовы. Мы же видим, что сейчас происходит на этих саммитах. Европа последней найдет какие-то сильные радикальные ответы на те экономические вызовы, на те системные вызовы, которые есть. Если найдет... Она будет самой последней, после ЮАР. Европа перенапряглась. Мир на самом деле просто как бы "переел" в долг. Но каждый по-своему. Американцы - по-своему, а европейцы в этом смысле расширились. Они устроили себе уровень и объем интеграции, который они "съесть" не могут. То есть его можно было "съесть" только на внешнем подсосе. Теперь все, что они перебрали - в социальном смысле, в смысле расширения, в смысле формирования этой большой Европы - все это теперь материализовано в виде долгов. Долгов и обязательств. Вот это и есть материализация чувственных идей, грубо говоря.

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Читайте также:

Мир ''переел'' в долг