12:06, 23 января 2012

Чечня никогда не собиралась выходить из состава России

Одна из задач российского государства - на порядок повысить качество миграционной политики. Такую позицию глава правительства и кандидат в президенты Владимир Путин выразил в статье "Россия: национальный вопрос", опубликованной в свежем номере "Независимой газеты". Какие еще вопросы Путин затронул в статье? На эту тему в утреннем эфире "Вестей ФМ" рассуждал политолог и журналист Михаил Леонтьев.

Кузичев: Разгоняем тему национального вопроса, извечную тему, больную и важную. Сегодня вышла программная статья Владимира Путина в "Независимой газете" "Россия: национальный вопрос". Вот это мы и обсуждаем и между собой, и с Михаилом Леонтьевым. Миша, смотри, письмо на сайт: "Да, если народы Кавказа (это по поводу твоего замечания, как нам адаптировать Кавказ, и что, мол, рецепты уже есть) 300 лет воевали с Россией, и были покорены и насильно присоединены, я не думаю, что у них будет братское общение. Я считаю, что ненависть в подсознании. Сколько не корми непокорного зверя огромными бюджетными деньгами, придет время - он тебя все равно укусит".

Леонтьев: Это глупость просто. Как говорят в этом случае дагестанцы: "Мы добровольно в Россию не входили, и добровольно из нее не выйдем". Просто чушь собачья!

Поляков: Нет у России чувства вины перед кавказским регионом? Что мы все время воевали? В 90-е годы?

Леонтьев: Что значит "чувство вины"? Это антиисторично вообще! Мы воевали на Кавказе! Давайте тогда вспомним, каким образом Россия появилась на Кавказе. Россия вошла на Кавказ, причем очень долго отказывалась это делать, вошла для того, чтобы спасти от физического истребления армян и грузин, которые находились в Закавказье. В итоге, у нас в тылу оказались эти бедные, несчастные мусульманские народы, кроме осетин, которые христиане, которых науськивали, между прочим, англичане, они их снабжали оружием - ровно то же самое, что у нас было в Чечне, только тогда там были не англичане, или не только англичане. Тогда это были англичане, это была большая игра, это было мощное геополитическое противостояние двух империй, где Кавказ был одной из карт в этой игре. И просто они оказались в тылу, причем кто первый попал тогда в эту мясорубку? Черкесы - им досталось больше всех. Кстати, с черкесами-то у нас отношения хорошие, кроме тех, которые в Турции. Хочу заметить, что черкесов, которые сбежали в Турцию от достаточно жесткой политики нашей империи, турки на всякий случай вырезали. Не всех, но значительную часть они просто так вырезали. Удобнее как-то им, туркам. Вообще ни за что, на самом деле. Для профилактики. В Адыгее никаких особых проблем нет, это то, что у нас осталось от черкесов. Есть еще Абхазия, между прочим, дружественная нам сильно, да?

Кузичев: Чечня!

Леонтьев: Нет, это не черкесы, это чеченцы. Это другой этнос. С Чечней как раз все было по-другому. С Чечней очень интересно! Чеченцы - самый многочисленный народ Северного Кавказа, чего нельзя сказать о черкесах по известным причинам. Они адекватные! Вообще на Кавказе принято, а у чеченцев особенно - нельзя подчиняться слабому, это недостойно! Сильному подчиниться - достойно! Помните, что Шамиль сказал, когда его повезли по России: "Если бы я знал, что такая страна-то, стал бы я с ней воевать!" На самом деле, вот это поколение 2-й Чеченской войны, чеченской молодежи, оно же в школе не училось вообще. Оно себе плохо представляло, что такое Россия, и какого она размера! Большинство из них были уверены, что Россия примерно размером с Чечню. Это другая этика совершенно, и никогда Чечня не собиралась выходить из состава России. Собственно вся история чеченского сепаратизма - это выход из состава Уголовно-процессуального кодекса. Ну что же, если вы имеете возможность быть в стране, но выйти из состава кодекса, так это же очень удобно! Другое дело, что такие услуги обычно не предоставляются в нормальной стране. А в той стране, которой была Россия в тот момент, когда чеченцы просто обнаружили, что они могут сесть на голову русским в Москве, в Питере, а почему тогда не сесть в Грозном, на самом деле?! Технически существование народов Северного Кавказа в случае ухода России - это просто кошмар, это дикий кошмар! И люди более-менее адекватные это себе очень хорошо представляют. Да, там куча проблем: там и социальные проблемы, и экономические проблемы. На самом деле, Северный Кавказ был индустриализован не хуже, чем вся Россия. Сейчас там вообще нет никакого производства! Почти нет. Ничего нет! Там основной сферой экономики является дележ федеральных трансфертов. В Дагестане еще до последнего времени существовало браконьерство, которое сейчас сильно прижимают, но это единственный производительный труд - браконьерство осетровых. И дележ федеральных трансфертов.

Савельев: Вот по поводу федеральных трансфертов: вы говорите, что чеченцы привыкли подчиняться сильным. А то, что мы им даем деньги, сейчас еще модное: "Хватит кормить Кавказ!" То есть есть стереотип...

Леонтьев: Я совсем не адепт нынешней чеченской политики, я не хочу сказать, что она не имеет некоторых недостатков, но когда речь идет о трансфертах, давайте считать: у нас многие русские регионы получают не меньшие трансферты, давайте мы их тоже отрубим!

Савельев: Нет, это стереотип. Я не говорю, что это так!

Леонтьев: В отличие от русских регионов, мы в Чечне четко видим следы этих трансфертов! Именно в Чечне!

Полностью слушайте в аудиоверсии.