тема: Катынь
15:53, 16 апреля 2012

Катынский расстрел – это военное преступление, а не геноцид

Европейский суд по правам человека признал массовый расстрел польских военнослужащих под Катынью "военным преступлением". Однако суд в Страсбурге не нашел каких-либо новых свидетельств, чтобы обязать российские власти возобновить расследование. По мнению суда, российские власти не предоставили родственникам польским военнопленным, расстрелянным под Катынью, достаточной информации о судьбе погибших. С комментариями для "Вестей ФМ" - главный редактор журнала "Россия в глобальной политике" Федор Лукьянов.

"Вести ФМ": Федор Александрович, как вы оцениваете заявление суда в Страсбурге? Что оно означает?

Лукьянов: Мне кажется, что дана совершенно корректная оценка. Во-первых, с тем, что это военное преступление, нормальный человек спорить не будет. Это уже было признано самой Россией. При этом важно, что польская сторона, во всяком случае часть родственников и польских экспертов, настаивала на том, чтобы это преступление было квалифицировано как геноцид. И в таком случае это имело бы очень серьезные правовые последствия. Но в принципе это, конечно, геноцидом не являлось, но было военным преступлением. Так что здесь спорить с судом не о чем. Что касается того, что расследовать больше нечего, то, на мой взгляд, это тоже очевидно, потому что вся политическая и человеческая ответственность признана, польской стороне передано гигантское количество материалов. То, на чем настаивают родственники, а они утверждают, что есть еще какие-то документы, - уже не вопрос расследования. Может быть, осталось нечто, что еще может быть передано и по каким-то причинам задерживается, хотя это тоже не факт, но что еще расследовать - неясно.

"Вести ФМ": Если нечего расследовать, есть ли смысл - на фоне последних заявлений Страсбурга - говорить о возможности выплаты компенсации родственникам погибших?

Лукьянов: Это вопрос сложный. И я думаю, что он, конечно, встанет на повестку дня. Просто уже существует широко распространенная практика материальной ответственности за такого рода деяния, она применялась в отношении Германии, в отношении тех стран, которые каким-то образом становились выгодополучателями от холокоста, принудительного труда во время Второй мировой войны. Но при этом, я думаю, что это будет не так легко. Этот вопрос может быть поднять, но это не так просто, тем более что если бы это действительно было заявлением о том, что это был геноцид, тогда во много раз хуже было бы положение России. Но военное преступление, при всей кошмарности этого деяния, это немножко другая юридическая категория. Я думаю, что эта тема поднимется, но доказать и добиться получения компенсации желающим будет довольно трудно.

Полностью слушайте в аудиоверсии.