16:37, 30 октября 2012

Российская травматика станет хрупкой

В России изменят материалы газовых пистолетов и травматики, чтобы они никогда не могли стрелять боевыми патронами. Президент России распорядился разработать соответствующие законадательные поправки. Отличия в конструкциях боевых и травматических пистолетов изучил корреспондент "Вестей ФМ" Сергей Гололобов.

Гололобов: Российские газовые пистолеты и травматика - явление уникальное. Это почти боевые пистолеты с незначительными переделками. Взять хотя бы суперпопулярный "Макарыч". Он практически идентичен с боевым пистолетом Макарова, поясняет доктор юридических наук, полковник милиции в отставке, почетный сотрудник МВД Данил Корецкий.

Корецкий: Когда начали производство газового оружия, то использовались детали пистолета Макарова, и стали оружейные, и все габариты его сохранялись. Менялся только ствол на тонкий, не выдерживающий выстрела. Но умельцы ствол легко снимали, ставили другой ствол, и получался боевой пистолет.

Гололобов: Покупка боевого ствола связана с массой рисков, а купить газовый или травматический пистолет сложности не представляет. К тому же все боевое оружие находится на учете, по характерным следам на пуле можно определить номер ствола и проследить всю его историю. Газовые же и травматические пистолеты фактически обезличены. В итоге травматика, переделанная под стрельбу настоящими пулями, стала очень популярной у российских преступников. Журналистка Анна Политковская, настоятель храма Святого апостола Фомы священник Даниил Сысоев и регент этого храма Владимир Стрельбицкий, экс-полковник Юрий Буданов - вот далеко не полный список тех, кто был убит из переделанной травматики. Между тем, в развитых странах травматические и газовые пистолеты имеют специальную конструкцию, исключающую их переделку в боевые, отмечает Данил Корецкий.

Корецкий: Они сделаны из силумина. Это легкий и непрочный материал, который может даже разбиться при падении на землю. И при серьезном выстреле с отдачей, с нагрузками, большой энергией он просто-напросто может развалиться. И поэтому с точки зрения предотвращения переделок действительно материалы оружейные, конечно же, желательно заменять на эрзац-материалы.

Осипов: Есть несколько причин, почему российские оружейники не спешат производить пистолеты из силумина. Во-первых, в России огромные и ненужные запасы боевых пистолетов, хранящиеся в армейских арсеналах. С ними что-то надо делать. Находчивые оружейники и предложили делать из них травматику, говорит глава московской организации "Союз гражданского оружия", руководитель стрелкового клуба "Сайга" Рафаил Рудицкий.

Рудицкий: Ведь когда вводилась в оборот травматика, то же оружие оружейники буквально за копейки брали и с заводских складов, и с армейских, перестволивали его, т.е. изымали оттуда нарезной ствол, ставили туда трубку c двумя выступами для травматики, ну или рассекатель для газового оружия, и вот при копеечных затратах вполне такая приличная прибыль получалась.

Осипов: Вторая причина нежелания российских оружейников использовать силумин - дороговизна конструкторских и технологическикх работ, констатирует главред журнала "Калибр" Александр Кудряшов.

Кудряшов: Дело в том, что придется переделывать технологии. Т.е. сейчас "Макарыч" делается на той же линии, где делается и ПМ. Т.е. у вас есть вся линия, все чертежи, всё есть. А здесь придется всё по новой делать. Придется новые литьевые машины ставить, которые будут отливать те же затворы, рамки и что-то еще. Т.е. придется просто параллельно делать еще одну линию, которая будет собирать только травматическое оружие.

Осипов: Тем не менее, вопрос изменения конструкции такого типа оружия поднят на самом высоком уровне. И пути назад, по мнению экспертов, уже нет. Пакет соответствующих законодательных поправок должен быть подготовлен к июлю будущего года. Плюс прохождение законопроекта через парламент. Плюс, наверняка, переходный период. Так что в любом случае, несколько лет на отладку новой технологии у российских оружейников будет.