21:59, 15 февраля 2014

Александр Жуков: Сочи для нас успешней Ванкувера

В студии "Вестей ФМ" в Сочи - президент Олимпийского комитета России Александр Жуков. Беседовали ведущий Владимир Аверин и Максим Демков, руководитель спортивной редакции.

Аверин: Добрый вечер!

Жуков: Да, вечер действительно добрый: скелетон закончился, Третьяков стал олимпийским чемпионом.

Аверин: Сегодня в этом смысле удачный день. Есть Виктор Ан, есть Третьяков...

Жуков: Григорьев...

Аверин: Да, есть Григорьев с серебряной медалью. Есть некое разочарование от хоккейной женской сборной и "неловкость" от хоккейной сборной мужской.

Демков: Я бы поставил вопрос немного по-другому: позади ровно половина Олимпиады, мы на первом месте по общему количеству наград, с чем я нас всех поздравляю, и мы уже выполнили и перевыполнили план Ванкувера.

Жуков: Да, сегодня действительно очень удачный день - по общему числу медалей, и у нас действительно больше медалей, чем было в Ванкувере - и золотых, и в целом. У нас там было 3 золотых и всего 15 медалей. Конечно, в Сочи наши спортсмены намного более успешно выступают. И - хорошо еще то, что они набирают ход, причем в таких видах спорта, где мы раньше ничего не получали. Возьмите тот же шорт-трек... хотя немного не добираем медалей в наших традиционных лыжах и биатлоне. Но еще не вечер...

Аверин: Александр Дмитриевич, а в принципе, вот это вот объявление медальных планов... Я не понимаю, как - вот на заводе план, понимаю, когда финансовый план - понимаю, а как здесь? Дичайшая конкуренция, из других стран приехали лучшие из лучших... На чем это основано?

Жуков: Ни на чем не основано. Тут не медальный план, а можно рассчитать - сколько спортсменов имеют шансы на медали. Потому что если у вас спортсмен не входит в тридцатку лучших в мире, например, в горных лыжах, то рассчитывать на то, что он выиграет соревнования - это один шанс из тысячи. Если у вас спортсмен в первой десятке, если он до этого выигрывал кубки мира или, как Третьяков, все время держится в тройке лучших...

Демков: Чаще проигрывал Дукурсу...

Жуков: Это Олимпиада, с одной стороны. С другой - это преимущество собственного поля. Дукурс в Сигулде никогда не проигрывал. Здесь наша трасса, на ней Третьяков больше ездил...

Аверин: Наличие наших трасс, наличие санной трассы, наличие здесь в Сочи очень приличного стадиона, где можно заниматься конькобежным спортом и шорт-треком, наличие трамплинов, еще одного биатлонного стадиона - не это ли самый главный итог?

Жуков: Это один из важнейших итогов...

Аверин: ...даже если мы отвлечемся от подсчета медалей...

Демков: Сможем загрузить эти стадионы потом?

Жуков: Наследие колоссальное после Олимпиады в Сочи. В горном кластере - то, чего у нас вообще не было: горнолыжных трасс такого уровня, скоростного спуска вообще не существовало (многое осталось в бывших республиках Советского Союза - либо в Грузии, либо в Казахстане, либо в Армении). По сути, это совершенно новые трассы мирового уровня. То же самое можно сказать про санно-бобслейную трассу. У нас в Парамоново построили трассу, но она не отвечает мировым стандартам, а эта трасса одна из лучших в мире, по общему признанию. Конечно, это база для дальнейшего роста. И у нас появился молодой скелетонист, 6-е место на Олимпиаде - это огромный успех. Я уверен, что он будет прогрессировать, катаясь здесь на своей трассе. То же самое трамплины. Они просто роскошные, и, конечно же, они нам необходимы. Что касается прибрежного кластера, в котором мы с вами находимся, это тоже огромное наследие. И дворец "Большой" (надеюсь, что там появится постоянная хоккейная команда), конечно, центральный стадион (но он на чемпионате мира будет использован). Кое-что поменяет свое назначение: из "Айсберга", где сейчас фигурное катание, будет сделан велотрек - у нас нет ни одного современного велотрека в стране! Ну а кроме того, здесь будет огромная детско-юношеская школа на базе олимпийских объектов.

Аверин: А вот, кстати, по поводу олимпийских объектов. Те объявленные решения о перепрофилировании, о том, что, например "Айсберг" будет велотреком, а арена "Адлер" будет конгресс-центром. При этом у меня были в гостях люди, которые отвечают за лед, и с такой болью говорили, и там же и плита, и там и оборудование.

Демков: Мы считали: пять катков уже существует. 5 катков для Сочи - это перебор.

Жуков: Нет, ну каток для скоростного бега нужен, конечно.

Аверин: Решение принято железно и не будет пересматриваться. Или по ходу Олимпиады понятно, что, а, может, мы зря так сказали, что это разберем, это переделаем, а это оставим.

Жуков: Нет, есть правительственное решение по этому поводу. Другое дело, что Федерация обратилась ко мне как к президенту Олимпийского комитета с просьбой то оборудование, что главное в этом катке - холодильное оборудование, вот эта плита и так далее, чтобы перенести может быть в горы и сделать такой среднегорный каток.

Демков: Я от Журовой слышал это предложение. Это мечта Светланы Журовой.

Жуков: Это же вещь довольно затратная. Нас и так клюют все, что мы много денег потратили, в наш карман заглядывают. Но, конечно, жалко этот каток. Ясно дело. Думаю, что этот вопрос можно обсуждать.

Демков: Александр Дмитриевич, вот вы обмолвились о президентах Международных олимпийских комитетов, федераций, членов МОК и так далее. Что говорят зарубежные коллеги про нашу Олимпиаду? Ваши зарубежные коллеги?

Жуков: Пока они восхищаются тем, как проходит Олимпиада, вот сегодня в перерыве хоккейного матча наших с американцами Томас Бак был на этом матче, общался с нашим президентом, я при этом присутствовал, и телекамеры тоже были. Он сказал, что никаких нареканий нет. Ну, а то, что люди говорят не под телевизор, что называется, члены МОК, они говорят, что соревнования - восхитительные, объекты - отличные, прекрасная инфраструктура, волонтеры - потрясающие и так далее. То есть, пока я ни одного негативного отзыва от тех, кто здесь, не слышал. Вижу их только по телевизору по некоторым западным каналам, которые продолжают показывать что-то отдаленно связанное с сочинской Олимпиадой.

Аверин: Я тоже разговаривал здесь и с спортсменами, и с тренерами, с ветеранами спорта. Высказывается такое опасение, что, вот хорошо, на Олимпиаду в Сочи мы старались, делали, денег нашли и не только для того, чтобы построить, но и для Федерации и для спортсменов, а вот потом все это закончится и сдуется. Или, все-таки, не сдуется?

Жуков: Нет, я могу сказать, что и государственные программы поддержки будут продолжаться, бюджет-то на три года верстается, он уже известен. И там средства, которые выделаются по федеральной программе в поддержку физкультуры и спорта, не уменьшаются. Могу сказать также о том, что Олимпийский комитет России будет продолжать свои программы поддержки. Мы как бы дополняем государственную программу, в том числе у нас есть программа по использованию преимущества собственного поля и так далее. Иностранных тренеров приглашаем. Кстати, хочу сказать, что в шорт-треке иностранный тренер себя великолепно проявил. Не все хорошо себя проявили, не во всех видах спорта, но во многих эта ставка себя оправдывает. Там, где нет наших ведущих тренеров. Мы эту линию будем продолжать. Сейчас готовим программу "Крио". Потому же занимаемся не только зимними видами спорта.

Демков: 16-й год не за горами.

Жуков: Так что, ничего подобного, что сейчас Сочи закончилось и дальше никаких программ не будет. Неправильно это. Мы будем продолжать поддерживать и спорт высших достижений. Но, что, на мой взгляд, особенно важно, думаю, что вскоре после Олимпиады состоится заседание Совета по спорту при президенте, где будет обсуждаться вопрос детского и массового спорта. И там будут приняты очень серьезные решения.

Демков: Реально ли в нашей стране детский спорт сделать абсолютно бесплатным? Это по силам государству и такая задача ставится или нет? Потому что очень часто говорят, что здесь надо платить за секцию, там за секцию?

Жуков: Да, мы объективно в другой стране живем и, действительно, сейчас много платных секций. Но, тем не менее, Школа олимпийского резерва, Школа высшего спортивного мастерства и так далее, все это на попечении государства и все это будет развиваться. Это я вам могу точно сказать.

Аверин: Что касается системы поиска талантов. Она была, в моем детстве уж точно совершенно. Меня, толстого мальчика, тоже проводили через эту систему, отсеивали. Но то, что почти все девочки и мальчики в Советском Союзе, так или иначе, отсеивались, осматривались, выбирались таланты и дальше их вели. Сегодня эта система, по-моему, нарушена. Насколько ее можно восстановить? И кто этим будет заниматься?

Жуков: Вот об этом как раз речь и идет. Чтобы эту систему восстановить, восстановить комплекс упражнений, раньше комплекс ГТО назывался, но можно назвать как угодно, хоть так же, хоть по-другому. Смысл в том, что дети должны делать определенный комплекс упражнений - отжаться, сколько-то пробежать, прыгнуть и так далее. И это поможет понять, в каком физическом состоянии они находятся. И дальше продвигаться по этим стадиям. Это абсолютно правильная система и для детей, и для взрослых. Система тестирования и занятия физической культурой. Что касается отбора, здесь, конечно же, нужны. детские тренеры. Вот у нас многие разбежались, потому что им не платили зарплаты в 90-е годы. Без хороших детских тренеров невозможно наладить массовость. Но, я хочу сказать, что, на самом деле, если вы посмотрите на юниорский спорт в международном масштабе...

Демков: ...то мы неплохо там смотримся.

Жуков: Не то слово. Далеко, причем. По зимним видам спорта, в том числе в лыжах, биатлоне, до уровня 17 лет с огромным преимуществом все чемпионаты мира выиграли.
Демков: Очень часто руководителям нашего спорта пеняют, что вот та же самая госпожа Кузьмина - не удержали.

Жуков: Ну, а как можно насильно удерживать людей? Это же невозможно. Кузьмина вышла замуж, уехала.

Аверин: Она не скрывала, что она могла бы и не уехать, если бы по-другому отнеслись.

Жуков: Судьбы человеческие такие разные. Та же Домрачева тоже начинала в Ханты-Мансийске, по-моему. Так судьба у человека сложилась. Да, можно сказать, две золотые медали Домрачевой, Подладчикова вспомнить, еще Кузьмину и так далее. С другой стороны, кто-то скажет: а вот нам кореец принес золотую медаль. Ну, мир современный такой, никто насильно никого не удерживает. Как раньше было: выехали хоккеисты, и за каждым хоккеистом ходят - смотрят, чтобы он вдруг не сбежал куда-то или не пошел, куда ни надо. Сейчас другая страна. Открытая. Я считаю, что это нормально.

Аверин: Вы, помимо всего прочего, еще и общественный государственный деятель. Если отвлечься немножко от спорта, то сочинская Олимпиада и процесс подготовки к ней - это еще и модель работы экономики, модель работы государства. И вот если оценивать эту модель, это то, что можно распространять. Тот опыт, который накоплен и пригодится. Или, с вашей точки зрения, это такой прорыв, аврал, героизм, что мы сделали? И в смысле функционирования нормального строительного комплекса, каких-то отраслей хозяйства - этот опыт не применим дальше?

Жуков: Почему не применим? Очень даже применим. Это натуральный мега-проект. Огромная стройка огромного масштаба, инфраструктурная, причем большая часть связана не с Олимпиадой, а именно с городом Сочи, и все, кто здесь находится, это прекрасно понимают. Что если там построили дорогу в 50 километрах от олимпийских объектов, то не надо эти деньги приплюсовывать к расходам на Олимпиаду, это совершенно о другом. Это город Сочи, в этом городе олимпийских объектов нет и Олимпиада проходит совершенно в другом месте. Но, тем не менее, это все сделано в виде мега-проекта. В чем здесь смысл? Четкие временные ограничения. Нужно успеть. Иностранцы говорят, что такого объема работы в Швейцарии или еще где-то за 100 лет, наверно, бы сделали. Ну, вот мы смогли это сделать так, быстрей. Может быть, это характерная черта россиян. Когда четкая цель обозначена и нужно успеть по времени, то ты хоть кровь из носа, что хочешь делай, Олимпиаду не перенесут. Поэтому, я считаю, что такие мегапроекты должны быть, потому что они нацелены на конечный результат. Вот если есть кусочек конечного результата, никто не может сказать, что здесь нет результата, хотя еще год назад говорили - не успеете, некачественно сделаете, еще что-то такое и так далее. Успели. Сделали. Есть результат. Мне кажется, что это неплохо.

Демков: Кстати, этот опыт будем использовать при подготовке к чемпионату мира 18-го года?

Жуков: Да, только это крупнее в плане инфраструктуры.
Демков: Сложней?

Жуков: Конечно, сложнее. Все-таки, там 11 городов. 10 городов, огромное количество новых стадионов. Но ведь и инфраструктура тоже, нужны аэропорты везде построить соответствующие, гостиницы, дороги и так далее. Конечно, это более масштабный проект. Тем более, если будет реализована транспортная связка между городами, есть идея, на мой взгляд, идея хорошая, правильная, хотя очень дорогая - это высокоскоростные поезда между городами. Ну, хотя бы, Москва - Питер, Нижний, Казань и на юг, сюда. Если бы это можно было сделать к 18-му году, это был бы вообще прорыв экономики страны. Другая транспортная доступность. Понимаете, если человек до Нижнего может за 2 часа доехать на поезде, это совершенно другая коммуникация. И мы по опыту Европы, Китая, Японии знаем, что это такое. Поэтому, если эти планы вот так рассматривать, как мегапроект, конечно, 18-й год - это более масштабная вещь, это не одного города касается, а практически всей европейской территории страны, да еще и Екатеринбург.

Аверин: Я боюсь, что сегодня на экваторе Олимпиады этот вопрос прозвучит почти кощунственно. Но, тем не менее. Наверно, есть уроки, которые можно извлечь из процесса подготовки. По поводу, например, подбора тех или иных людей, тех или иных организаций, от которых в процессе подготовки пришлось отказываться. Эти уроки можно ли извлечь? Достаточно ли у нас в стране ответственных и порядочных, которые в состоянии новый мегапроект осуществить, ну, может быть, с меньшей нервотрепкой?

Жуков: Достаточно, конечно. Здесь было задействовано огромное количество людей. Просто огромное. 100 тысяч, я условно говорю, такой уровень цифр. И люди справились. Это и строители, инженеры и так далее. И, еще раз хочу сказать, те, кто говорил, что современная Россия неспособна такой проект поднять, они ошиблись, оказалось, что способна.

Демков: Александр Дмитриевич, скажите, есть Олимпиада зимняя, есть Чемпионат мира. А нет ли хотя бы мечты о том, чтобы замахнуться еще раз на летнюю Олимпиаду?

Жуков: Многие мечтают об этом. Я даже города могу перечислить, которые мечтают. Санкт-Петербург и Казань мечтают. И некоторые другие, сейчас уж не буду говорить, но есть еще и другие. Но это пока мечты, и никто пока всерьез это не рассматривает.

Аверин: С другой стороны раздаются голоса и про то, что упор на спорт, перекос в сторону спорта. И Универсиада, и Олимпиада, и чемпионат мира по футболу. И спорт забирает все, и спорт оттягивает все на себя, ничего не оставляя всем остальным.

Жуков: Ну, это, конечно, не так. Хотя, я считаю, что смысл все-таки не только в наследии материальном, но и в наследии с точки зрения того, что масса детей придет заниматься спортом после того, как посмотрят эти соревнования. Здесь у меня в этом даже никаких сомнений нет. И сейчас все, глядя на Третьякова того же, на наших горнолыжников, на всех, с огромным удовольствием пойдут заниматься спортом. На фигуристов. Я сам так пришел в фигурное катание, когда Белоусов и Протопопов стали чемпионами, меня бабушка отвела. Поэтому, это абсолютно четко население вот такого плана. А что это означает? Это означает, что меньше денег придется тратить на то, чтобы лечить людей в конечном итоге, потому что человек, который занимается физической культурой, я сейчас не говорю про спорт высших достижений, но просто занимается каким-то видом спорта, он, конечно же, здоровее, чем тот, кто не занимается. У нас в 90-е годы дети отжаться, к сожалению, в школе не могли.

Демков: Но сериалы смотрели исправно.

Жуков: Поэтому, я не могу сказать, что для бюджета российского эта сумма является такой колоссальной и суперзначимой.

Демков: Александр Дмитриевич, вот если возвратиться к Олимпиаде. Вот, ровно половина сегодня и Олимпиада переваливает экватор. Вообще, что смотрите? Я так понимаю, что смотрите с утра до вечера все? И какое-то главное событие для вас, как президента Олимпийского комитета, что топ номер раз для вас стало?

Жуков: Ну, я стараюсь, во-первых, побывать на большом количестве соревнований, но и, по ходу дела, конечно, посмотреть почти все. Какие наиболее яркие впечатления на сегодняшний день? Наверно, все-таки выступление наших фигуристов. И командное, особенно командное, это выдающийся, я считаю, был турнир. И, конечно же, пары наши. Да и Женя Плющенко блестяще выступил на самом деле.

Демков: Ну, вот все спорят, может быть стоило ему все-таки сняться чуть раньше.

Жуков: Может быть, это ему виднее. Мы не можем влезть в его шкуру и почувствовать то, что он чувствовал.

Аверин: А вы не чувствуете себя таким начальником над спортсменами? Президент национального Олимпийского комитета? Сказал, отдал распоряжение?

Демков: С Виталием Леонтьевичем Мутко вы не определяете состав на эстафетную гонку?

Жуков: Да вы что, шутите что ли? Мы даже в это не вмешиваемся. И никаких советов тренерам не даем. Это было бы глупо, потому что специалист каждый в своем виде спорта разбирается. Да, единственное решение, которое мы принимали на исполкоме вместе с Министерством спорта, это когда предложили включить в команду Плющенко, а он как бы не прошел по чемпионату России. Но, тем не менее, это в соответствии с правилами Федерации были и все это единогласно поддержали. Я считаю, что это не было ошибкой. И результат, сами знаете. Золотая медаль в командном первенстве. Причем там, где нам ее никто не обещал.

Демков: Ну, канадцев унесли в одну калитку по большому счету.

Жуков: Большинство экспертов считало, что мы третье место займем в командном первенстве. Поэтому, это сейчас кажется: да мы их там сделали, а, на самом деле, это очень трудно было. И то, что Плющенко задал тон этим соревнованиям, это, конечно, просто геройски в таком состоянии.

Аверин: Везде, на всех плакатах написано: Олимпийские и параолимпийские игры. У нас вот эти параолимпийские игры уходят немножко в тень, особенно сейчас. Это понятно. Но дно из самых ярких впечатлений от олимпийского Сочи у меня это то, что называется "безбарьерная среда". Для тех, кто здесь не был, может быть непонятно, когда есть везде подъезды, когда есть везде подъемники, когда на любой станции железнодорожной есть лифты, это тоже довольно мощная модель.

Жуков: Это огромное наследие для страны, может быть, даже одно из самых главных. Почему? Потому что у нас не было стандартов строительных даже для безбарьерной среды. По сути, эти стандарты начались с сочинских объектов. Потому что мы обязаны были все объекты сделать доступными для инвалидов. А теперь это во всех строительных стандартов для всех стадионов, кстати. И для Чемпионата мира по футболу, и так далее. Еще одного грандиозное наследие, я считаю, это волонтерское движение. У нас же его тоже не было, по сути.

Аверин: Ну, в таких масштабах точно.

Жуков: По сути, здесь образовалось, возродилось, и оно будет дальше расширяться.

Аверин: Есть ли у вас недовольство на сегодняшний день? Какое-нибудь?

Жуков: Недовольства нет. У меня, как у болельщика, есть желание, чтобы наши еще больше выигрывали. Будем болеть просто за наших спортсменов, желать им удачи.

Спецпроект "Сочи-2014" - новости, медальный зачет, гид по олимпийскому городу, расписание трансляций.