19:24, 20 октября 2015

Кастрация – единственная эффективная мера против педофилов

В Госдуму поступил законопроект о химической кастрации педофилов. Автором документа выступил член Совета Федерации Антон Беляков. По его замыслу, если насильник совершил тяжкое преступление, мера будет назначаться судом в обязательном порядке. Чтобы снизить давление на госбюджет, инициаторы предлагают в качестве одного из источников финансирования использовать частные средства. Свою инициативу Антон Беляков прокомментировал "Вестям ФМ".

"Вести ФМ": Антон Владимирович, поясните, пожалуйста, как это всё будет выглядеть?

Беляков: Давайте немножко не с этого, с вашего позволения, начнём, потому что проблема заключается в том, что сегодня в России примерно 12 тысяч преступников живут по принципу: изнасиловал - сел, отсидел столько, сколько суд дал (ещё, к сожалению, иногда и по УДО выходят), в течение первого же года снова изнасиловал - сел. Вообще, печальная, ужасающая статистика, я напомню, что у нас в день 50 детей становятся жертвами педофилов. И все они становятся рецидивистами. Другого способа, кроме того, как за полгода до выхода на свободу начать подавлять сексуальное влечение, мировая наука не изобрела. Эти меры применяются во всём мире, только они являются эффективными. Без химической или хирургической кастрации, как в Чехии, вероятность повторного нападения на ребенка у человека, больного педофилией, а таких, повторяю, больше 10 тысяч сейчас живёт в России, составляет 100%. В течение первого же года снова нападёт.

Когда 5 лет назад удалось нам убедить экспертов, и общественное мнение нас поддержало, и тогда ещё президент Дмитрий Анатольевич Медведев поддержал наш законопроект, мы считали, что проблема решена. Но в последний момент, к сожалению, юристы Кремля убедили Медведева внести свою версию законопроекта, она оказалась более мягкой. Там нет словосочетания "принудительная кастрация", там есть словосоцетание "принудительное лечение". Кроме того, позднее оказалось, что Минздрав ещё и не видит средств на то, чтоб проблему решить. И вот был принят законопроект. Казалось бы, он о химической кастрации, но реально мы потеряли несколько лет. Мне потребовалось ещё собирать статистику, чтобы убеждать правоприменителей в том, что нужно президентский - медведевский - закон подкорректировать. Ни одного случая применения механизма химической кастрации, что было предусмотрено в медведевском законопроекте, не было в России за все эти годы. И за это время у нас в 4,2 раза выросло количество изнасилований детей, не достигших 14-летнего возраста, и меры не работают.

Понятно, что нужно сделать. Первое. Нужно конкретно обязательную ввести химическую кастрацию, а не на усмотрение суда некое принудительное абстрактное лечение. И нужно решить проблему финансирования. Обе эти проблемы решаются, собственно, законопроектом, который сегодня я внёс в Госдуму.

Полностью слушайте в аудиоверсии.