18:29, 24 ноября 2015

То, что сделала Турция - фактически акт перехода на сторону террористов

Российский бомбардировщик был сбит на севере Латакии. Экипаж успел катапультироваться, но позднее стало известно о гибели одного из летчиков. Турецкие власти изначально взяли на себя ответственность за атаку, пояснив, что якобы Су-24 нарушил границы страны. Однако в Минобороны РФ почти сразу заявили, что самолет находился в воздушном пространстве Сирии. Нападение уже названо Владимиром Путиным "ударом в спину" и "пособничеством терроризму". С комментариями для "Вестей FM" - политолог Дмитрий Куликов.

"Вести FM": Дмитрий, у вас есть ответ на вопрос "зачем Турция атаковала российский самолет"?

Куликов: У меня есть версия. Понятно, что весь сценарий событий на Ближнем Востоке и Северной Африке разворачивается к эскалации. Там все время происходят события, которые продвигают ситуацию в сторону ее усложнения и обострения. И то, что сделала Турция, фактически это акт перехода на сторону террористов, на сторону ИГ. И здесь, конечно, возникает большой вопрос: станут ли страны НАТО "крышей" для пособников террористов? Я пользуюсь таким словом - "крыша" - упрощенным, но при этом всем понятным. И, конечно же, эта ситуация перешагнула на следующую ступень в своей сложности и напряженности. Это отлично надо понимать. Когда президент Турции, власти страны открыто заявили о том, что они сделали это сознательно и, можно сказать, планово, это означает, что и вся ситуация была спланирована и подготовлена. Это не случайность.

"Вести FM": Турция инициировала встречу на площадке НАТО, ожидаются первые заявления. Как вы думаете, они будут осторожными или можно ожидать каких-то резких заявлений?

Куликов: Я не хотел бы здесь гадать на кофейной гуще, я бы вообще относился к текущей ситуации как к ситуации установления максимальной ясности для нас, для России прежде всего, для руководства России и для граждан России. Мы очень четко должны начинать видеть геополитическую реальность, с которой имеем дело. И очень четко должны видеть те проблемы, с которыми мы имеем дело. Поэтому, какое бы решение НАТО ни приняло, мы должно относиться к этому как к процессу установления ясности и прозрачности.

Полностью слушайте в аудиоверсии.