15:49, 10 октября 2017

“Без “дополнительных разрешений” Тюрин не заказал бы убийство Вороненкова”

Сбежавшая на Украину экс-депутат и певица Мария Максакова поверила в версию украинской генпрокуратуры о причастности её бывшего гражданского мужа Владимира Тюрина к убийству её супруга Дениса Вороненкова. Ранее Максакова давала противоречивые комментарии: в некоторых из них она якобы отказывалась признавать эту версию, утверждая, что бывший граждански супруг не мог заказать убийство Вороненкова. Однако в интервью “Вестям FM” она призналась, что согласилась с выводами прокуроров.

“ВЕСТИ FM”: Мария, какое все-таки у вас отношение к итогам этого расследования? Что вы поддерживаете, а что, наоборот, опротестовываете?

МАКСАКОВА: Конечно, это большая победа украинского следствия, потому что раскрытых заказных убийств на территории постсоветского пространства очень мало. Безусловно, если бы на месте преступления не был бы убит исполнитель Паршов и не появились бы те нити, которые и позволили раскрыть это дерзкое преступление, то, наверное,  было бы сложнее.

“ВЕСТИ FM”: Но для вас было шоком, что к этому причастен ваш бывший муж?

МАКСАКОВА: Конечно, для меня это очень больно! Я не понимаю, чем я это заслужила!

“ВЕСТИ FM”: У вас же с ним были достаточно хорошие отношения после расставания?

МАКСАКОВА: После расставания у нас были, скажем так, сложные отношения. Но, несмотря на это, я помогла ему, когда испанское следствие требовало его экстрадиции и стало известно, что он – гражданин Казахстана. И Россия готовила его к экстрадиции в Испанию. Там я ему очень помогла. И казалось, что это определенный жест с моей стороны, который должен был бы меня обезопасить от любых негативных действий с его стороны. Но я жестоко ошибалась. Но поверить в то, что он самостоятельно дерзнул бы совершить такое преступление, несмотря на все свои мотивы, которые выражались в какой-то зависти, потому что он сам по себе человек достаточно жесткий, я понимаю, что, безусловно, он является звеном в какой-то еще более...

“ВЕСТИ FM”: То есть вы намекаете, что у заказчика тоже был заказчик?

МАКСАКОВА: Я думаю, что да.

“ВЕСТИ FM”: А личные мотивы? Ведь прокурор Луценко об этом сказал.

МАКСАКОВА: Понимаете, мы очень ссорились! Он кричал, угрожал. Это же все имело место, понимаете? Он был недоволен тем, что сын учится в Суворовском училище. Дело в том, что Тюрина это совершенно не устраивало, он с большим боем требовал моего согласия на отчисление Ильи из Суворовского училища, и это был большой скандал, он не скупился на выражения. Ненависть к Денису у него была, конечно, колоссальная.  Просто я считала, что это бытовые вещи, которые не могут повлечь за собой подобные последствия. Однако еще раз вам говорю, что при всем том, что, конечно, я в шоке от того, что он это сделал, я понимаю, что без каких-то дополнительных согласований, дополнительных разрешений он бы это сделать не смог, не посмел бы. Не знаю, как будет дальше, будет ли экстрадиция или что-то другое, во всяком случае здесь будет поставлена точка хотя бы в одном из этих звеньев.

“ВЕСТИ FM”: Мария, еще в прессе фигурировала сумма в 1 миллион долларов, которую якобы были выделены на это преступление. У вас есть какая-то информация, подтверждающая или опровергающая эту цифру?

МАКСАКОВА: Я не знаю, я эти деньги, конечно, не считала. Просто я понимаю, что такого рода вещи… Люди снимали квартиры, наблюдали за нами больше месяца, готовили это давно. И из этого всего я просто понимаю, что на это, конечно, нужны были какие-то средства.

“ВЕСТИ FM”: Между Тюриным и Вороненковым какие-то финансовые взаимоотношения были?

МАКСАКОВА: Нет, не было! Денис был совершенно финансово независимым человеком. Наоборот, я всегда содержала детей сама, и когда появился Денис, он помогал мне, безусловно, и с моими детьми тоже.

“ВЕСТИ FM”: А Тюрин помогал вам финансово после расставания?

МАКСАКОВА: Нет! Он иногда делал какие-то жесты, мог поехать купить им какую-то одежду. Потом я всегда отдавала детей на выходные ему, он с ними общался, но на этом - все.