О значении визита Эрдогана в Россию, перспективах российско-турецкого сотрудничества, курдском факторе и многом другом. Гость Анны Шафран в студии «Вестей ФМ» – тюрколог, политолог Владимир Аватков.

АВАТКОВ: На самом деле, это такой планово-экстренный, экстренно-плановый, тут кому как больше нравится, визит Эрдогана в Москву, и связан он в первую очередь с вопросами безопасности. Дело в том, что российско-турецкие отношения прошли очень большой путь становления и имеют такую беспрецедентную возможность к развитию сегодня. Такие возможности очень редко встречались в истории российско-турецких отношений, потому что было слишком много конфликтности в них. Сегодня мы имеем беспрецедентную возможность к развитию этих отношений, мы перешли, слава богу, исключительно от экономического взаимодействия к взаимодействию в сфере безопасности, и это выражается в том, что помимо крупных проектов, которые упоминались на пресс-конференции двух лидеров, под названием «Аккую» – атомная станция, «Турецкий поток», который мы достраиваем, помимо этого мы перешли к сотрудничеству по линии военно-промышленного комплекса. В частности, мы поставляем С-400 (вчера начался как раз второй этап поставки), обучаем турецких специалистов, и второе – мы сотрудничаем по Сирии.

Как известно, существует формат Россия – Турция – Иран, такой тактический альянс по решению проблем, связанных с обеспечением безопасности в Сирии, но я бы сказал шире. Этот альянс, который представить себе было невозможно на протяжении истории (суннитская Турция, шиитский Иран, Россия – многонациональное, многоконфессиональное государство), так вот, этот тактический альянс на самом деле своей целью ставит показать, что возможно реально учитывать интересы друг друга, при том что они очень часто разные, мягко скажем, при формировании системы безопасности. Региональной системы безопасности. Так вот, это всегда стоит держать в голове, когда мы говорим о любом событии, связанном с тем, что там происходит.

Соответственно, проблемы есть, бесспорно, сейчас мы о них поговорим, но важно то, что все акторы здесь заинтересованы… По разным причинам и с разной конфигурацией, но заинтересованы в одном – в установлении, наконец, мира в Сирии и окончания этого противостояния. В этом, на самом деле, заинтересованы даже те, кто не входит в этот альянс. Это и Израиль, и саудиты, которые поняли, что их вложения все не совсем туда, и не совсем в то и бесполезняк. И единственные, пожалуй, кто в этом не заинтересован, это американцы, потому что им наоборот интересно рассорить этот альянс и всё, что из этого следует.

Но то, что происходит на поле, можно кратко построить следующую картинку. Первое: турки не совсем выполняли свои обязательства по зоне деэскалации. Почему? Не могли, не хотели? Это сложный вопрос. Но очевидно, что там есть силы, дружественные Турции, но которые мы не воспринимаем как так называемую «мирную оппозицию».

Полностью слушайте в аудиоверсии.